Военно-гражданские администрации: отечественный и зарубежный опыт. Часть №1

     В настоящее время остро встал вопрос о создании системы военно-гражданских администраций на освобождаемых территориях, поскольку вопросы демилитаризации и денацификации должны быть неразрывно связаны с возобновлением мирной жизни в освобожденных российской армией городах и селах.

  Военно-гражданские администрации (ВГА) создаются в ходе войн и вооруженных конфликтов, а также в постконфликтный период на освобожденных (или временно оккупированных) территориях для замены не действующей или бездействующей местной гражданской администрации.

     Целью создания ВГА, как временного органа управления на местах (в масштабах страны, отдельных областей/регионов, городов, сел и поселков и т.п.), является создание условий для обеспечения жизнедеятельности на данной территории, решения вопросов самого широкого спектра путем установления особого порядка осуществления отдельных полномочий органов государственного и местного управления, обеспечения общественного порядка и безопасности.

    В состав ВГА, как правило, входят военнослужащие и гражданский персонал, имеющий опыт государственного/местного управления. 

   В целом, главная задача ВГА заключается в том, чтобы обеспечить нормализацию мирной жизни населения в переходный период до полного окончания военных действий, а также в постконфликтный период для создания условий для проведения законных выборов на местах в органы управления и формирования органов охраны общественного порядка. 

   В частные задачи ВГА входят следующие пункты: обеспечение безопасности и правопорядка; возобновление и обеспечение работы систем жизнеобеспечения населения; обеспечение распределения гуманитарной помощи; возобновление работы коммунальных служб; обеспечение функционирования систем здравоохранения и образования; обеспечение работы общественного транспорта; восстановление разрушенной инфраструктуры; возобновление функционирования денежно-кредитных и торговых учреждений и прочее.

   Исторический опыт свидетельствует о создании ВГА в разные периоды в разных странах и в силу различных обстоятельств. Приведем лишь несколько наиболее характерных и показательных примеров.

Военная администрация союзников в Европе после Второй мировой войны 
Германия

         Контрольный механизм управления Германией после ее капитуляции в мае 1945 г. был создан в июне 1945 г. 5 июня 1945 г. в Берлине была подписана Декларация о поражении Германии и взятии на себя верховной власти в отношении Германии правительствами Союза Советских Социалистических Республик, Соединённого Королевства и Соединённых Штатов Америки и временным правительством Французской Республики. Страна подразделялась на 4 оккупационные зоны. Совместному управлению подлежала столица – Берлин. Союзный контрольный совет (СКС) или Союзный контрольный орган был руководящим органом союзных оккупационных зон. Совет был создан для выполнения нескольких планов послевоенной Европы, включая изменение границ и перемещение населения в Восточную Европу и Германию. Поскольку четыре союзные державы объединились в кондоминиум, утверждающий верховную власть в Германии, Союзный контрольный совет был единственной законной суверенной властью для Германии в целом, заменив исчезнувшее гражданское правительство нацистской Германии.

    Союзный контрольный совет по Германии состоял из четырёх главнокомандующих стран-победительниц. В его обязанности входили: согласование действий главнокомандующих в своих зонах оккупаций, совместные решения по военным, экономическим и политическим вопросам, контроль над центральной немецкой администрацией. Из заместителей главнокомандующих был сформирован Комитет координаций, на который ложилась вся административная работа. В каждой зоне создавалось собственное управление по типу военного губернаторства. На губернаторов возлагались все вопросы восстановления гражданской жизни, осуществления политики денацификации и демилитаризации, а также преследования нацистских преступников, возвращения ранее насильственно перемещенных лиц и военнопленных всех национальностей.

    Британская зона была самой большой из всех четырех как по численности населения, так и по промышленному потенциалу. Были созданы органы управления – Контрольная комиссия для Германии во главе с британским военным губернатором и Зональный консультативный совет, включивший представителей гражданских администраций и политических партий, действовавших в британской оккупационной зоне.

    Британская военная администрация пыталась использовать накопленный веками колониальный опыт «косвенного правления». Ставка тут делалась на формирование лояльного управленческого персонала из самих немцев. 

    В ранней фазе оккупации англичане следовали так называемой «краткосрочной политике». Ее суть сводилась к тому, что, во-первых, британские офицеры, вступив на немецкую землю, должны были помнить, прежде всего, об интересах Британии, во-вторых, эта политика была направлена на решение самых неотложных задач – разбор руин, организацию мирной жизни, снабжение населения и т. п.

    Главной проблемой в 1945-1947 гг. была проблема снабжения –продовольствием, углем, одеждой, лекарствами. В целом в британской зоне, как и в других зонах оккупации, налицо была картина большой нужды немецкого населения.

    «Долгосрочная политика» начала осуществляться с ноября 1945 г. Речь теперь шла о внутреннем обновлении Германии, о том, что демократизация должна проводиться при строгом учете немецкого национального характера, истории и современного политического развития Германии, и, о том, что новая немецкая демократия должна соответствовать основным стандартам западной демократии.

    Поскольку в Потсдаме было принято решение о ликвидации Пруссии, в 1946-1947 гг. англичане осуществили в своей зоне, состоявшей в основном из прусских провинций, административную реформу. Были образованы новые земли: Северный Рейн-Вестфалия, Нижняя Саксония, Шлезвиг-Гольштейн; а также возрождены права старинных вольных городов-государств Гамбурга и Бремена.

    Британская политика в Германии была консервативной и не ознаменовалась серьезными преобразованиями ни в экономике, ни в политике в зоне. Ее целью было не «второе издание Версаля», а «духовная интеграция» Германии со странами Запада.

    В американской оккупационной зоне военную администрацию возглавил военный губернатор. В трех землях из представителей населении были созданы гражданские Совет земель (Länderrat) и Парламентский совет (Parlamentarischer Rat). При этом, реальной полнотой власти обладало лишь американское военное командование. Вместе с этим при главнокомандующем американскими оккупационными войсками в Германии был создан специальный штаб во главе с заместителем главнокомандующего по гражданским делам генерал-лейтенантом Л. Клеем.

   Власти США полагали, что лучшим способом организации государственной власти в Германии являлось создание федералистских немецких земель и центрального правительства с прозрачно определёнными ограниченными полномочиями. При заполнении органов административного управления охотно использовались люди, которые боролись против нацизма, однако среди управляющих было и немало нацистских функционеров, которых брали на работу в силу их способностей и опыта.

    Французская зона была самой маленькой по площади – примерно 15 % территории послевоенной Германии, где проживало около 12 % населения. В отличие от британского и американского командования, французское командование отказалось от идеи создания единого германского гражданского органа управления на подконтрольных территориях. В будущем часть оккупированных территорий, по мнению временного правительства Франции, должна была присоединиться к Франции, Саарская область – интегрироваться во французскую финансово-экономическую систему, а в Вюртемберге создано федеративное государство. Из всех держав Франция более всего была заинтересована в расчленении и ослаблении Германии. 

   У большинства французов были очень сильны антинемецкие настроения. Поэтому генерал Ш. де Голль и правящая элита Франции считали, что решать германскую проблему надо исходя, прежде всего, из интересов Франции, а именно: отделить от Германии Саар, поставить под международный контроль (преимущественно французский) Рур и Рейнскую область. 

   Советская зона занимала 30% территории Германии. Для управления советской зоной оккупации была создана Советская военная администрация в Германии (СВАГ) со штаб-квартирой в берлинском районе Карлсхорст. 

   Руководить советской военной администрацией в Германии было поручено маршалу Советского Союза Г.К. Жукову. Структура советской военной администрации включала 5 территориальных управлений и отдельное Управление военного коменданта Советского сектора оккупации Берлина. В августе 1945 г. в структуру СВАГ входили 136 районных и 272 городские комендатуры, 88 комендатур в городских районах. Общая численность сотрудников СВАГ в конце 1948 года составляла 15 тыс. человек.

Генерал армии Г.К. Жуков. Автор: Яков Рюмкин

   Одной из главных задач СВАГ стала организация собственно немецких сил, которые могли бы содействовать Красной армии, а в будущем составить основу просоветского германского правительства. С этой целью из СССР в Германию стали прибывать видные деятели коммунистического и антифашистского движения. Еще в апреле 1945 г., до капитуляции Германии, из Москвы прибыла «группа Ульбрихта» – немецкие коммунисты во главе с Вальтером Ульбрихтом. 10 июня 1945 г. главноначальствующий СВАГ маршал Г.К. Жуков своим приказом разрешил в советской зоне оккупации деятельность нефашистских политических партий, после чего были воссозданы Коммунистическая партия Германии (КПГ) и Социал-демократическая партия Германии (СДПГ), которые 21 апреля 1946 г. объединились в Социалистическую единую партию Германии (СЕПГ). Уже летом 1946 г. СЕПГ приступила к подготовке к выборам в органы местной и земельной власти. 

   Сотрудникам СВАГ приходилось работать в гораздо более трудных условиях, чем работникам западных оккупационных администраций. Во-первых, пропаганда антикоммунизма и антисоветизма, которая велась в Германии с октября 1917 г., а в годы нацизма усилилась многократно, принесла свои плоды: ненависть к СССР, к русским, смешанная со страхом, была очень большой.

   Во-вторых, в отличие от военных администраций западных зон, в СВАГ (как в центральном аппарате, так и во всех подразделениях) были политотделы, созданные Центральным Комитетом ВКП(б). Парторги, назначенные ЦК, играли очень большую роль; все принципиальные вопросы решались в Москве. Особая роль принадлежала службе безопасности, управлению пропаганды, подразделениям НКВД. Так что доля самостоятельности в принятии решений у работников СВАГ была гораздо меньшей, чем у работников западных оккупационных властей. 

   В оккупационной политике западных держав можно увидеть определенный дуализм. С одной стороны, они добивались ослабления Германии как военного, экономического и политического соперника. С другой стороны, Германия была им нужна как важный партнер в рыночной экономике и как возможный стратегический союзник в борьбе против СССР.

   Но все же в оккупационной политике США, Англии и Франции было больше того, что их объединяло, чем разъединяло. Они ориентировались на умеренные политические партии, организации Германии и на соответствующих политиков. У западных оккупационных держав одинаково негативным было отношение к коммунистам и активистам-антифашистам. Причем в антифашизме они часто были склонны видеть аналог коммунизма.

   После сокрушения военной машины гитлеровского государства, безоговорочной капитуляции Германии и Потсдамской конференции, главным в деле решения германского вопроса стало осуществление политики «четырех Д». Демократизация, денацификация, демилитаризация и декартелизация Германии были неразрывно связаны между собой. В случае последовательного и синхронного осуществления они должны были привести к созданию нового, миролюбивого демократического немецкого государства, с которым можно было бы подписать мирный договор. После безоговорочной капитуляции в этом теперь и заключалась суть германского вопроса. Эти мероприятия осуществлялись почти одновременно, но с рядом различий по зонам оккупации.

   Денацификация

 Проблемы ликвидации нацизма, влияния нацистской идеологии, отмены законов Третьего рейха, удаления неноминальных нацистов с общественных должностей, из школ, университетов и т. д. в первые годы оккупации были самыми актуальными. В НСДАП к концу войны насчитывалось около 8,5 млн членов, плюс в 61 ее «дочерней» и «примыкавшей» организации состояло примерно 10 млн немцев.

    Союзный контрольный совет с первых дней своей деятельности занимался проблемой денацификации, но процесс принятия специальных документов затянулся на полгода, что привело не только к достаточно вольному толкованию принципов денацификации в разных зонах, но и к разным методам ее осуществления. Только 10 декабря 1945 г. СКС принял закон № 2, который запрещал НСДАП и все ее организации; только 12 января 1946 г. – директиву № 24 «Об устранении нацистов и других лиц, враждебных союзным целям, из учреждений и с ответственных постов»; и лишь 12 октября 1946 г. была принята директива № 38 «Арест и наказание военных преступников, национал-социалистов, милитаристов и интернирование, контроль и наблюдение за возможно опасными нацистами». В каждой зоне в дополнение к этим общим директивам оккупационные власти издавали и свои инструкции.

   Наиболее сложный механизм денацификации был создан в британской зоне. Ею занимались как спецотделы военной администрации, так и сформированные в январе 1946 г. из немцев «советы», «жюри» и «комитеты» по денацификации. Каждый взрослый немец должен был заполнить огромную анкету из 133 пунктов (всего их было заполнено 12 млн). Правильность заполнения анкеты должны были удостоверить своей подписью еще несколько человек, знавших анкетируемого.

   Затем специальные комитеты по денацификации (британские и немецкие) работали с анкетами, определяя, к какой из пяти категорий отнести человека, проходившего денацификацию: главных виновников, частично виновных, номинальных нацистов, прямо не виновных, или оправданных. Все очевидцы вспоминают об этой процедуре как о большой неразберихе.

   С октября 1947 г. администрация британской зоны передала дело денацификации ландтагам и правительствам земель. Всего ими к 1949 г. были рассмотрены дела более 2 млн человек, из которых 1 191 930 человек, то есть 60 %, было реабилитировано. Общий итог денацификации в английской зоне: 75 % подвергшихся проверке, отделались денежными штрафами (в обесцененных марках), 20 % были отстранены со своих постов и лишь 0,1 % были признаны виновными.

   Не менее громоздкой была процедура денацификации и в американской зоне. Там тоже едва ли не всему взрослому населению было роздано около 13 млн анкет (почти одинаковых с английскими) из 131 вопроса. По заданию конгресса США осенью 1945 г. оккупационная администрация американской зоны составила список крупнейших немецких военных преступников из мира бизнеса, где фигурировало 1800 промышленников и банкиров, но в официальной публикации этот список сократился всего до 42 человек.

   Тогда же, осенью 1945 г., в американской зоне был издан закон о денацификации экономики, после чего было арестовано несколько десятков немецких магнатов (Г. Стиннес-младший, управляющий заводами Маннесмана В. Цанген, стальной магнат Э. Пенсген и др.). Но очень скоро, отсидев всего несколько месяцев, они вернулись из тюремных камер в свои рабочие кабинеты как «незаменимые специалисты». До марта 1946 г. из 1 390 000 поступивших анкет, были оценены 1 260 000. В итоге, в американской зоне с общественных должностей было отстранено 139 996 человек, из торговли и бизнеса – 68 568 человек, то есть 16,5 % проанкетированных.

   С марта 1946 г. военная администрация американской зоны передала основную работу по денацификации в руки самих немцев. Всего было создано 545 судов по денацификации со штатом 22 тыс. человек. Каждый немец, достигший 18-летнего возраста, должен был, как и в английской зоне, заполнить анкету и попасть в итоге в одну из пяти упомянутых выше категорий. Если виновность была доказана, то суд мог вынести приговор - от денежного штрафа до десяти лет трудовых лагерей.

   Суды по денацификации буквально утопали в тоннах анкет. Возможности проверить данные по каждой из них попросту не было. Вдобавок ко всему прочему, в качестве свидетелей часто вызывались соседи, друзья или начальники подозреваемого, которые давали ему хорошую характеристику, а затем, когда эти начальники сами проходили проверку, их прежние подчиненные оказывали им подобную же услугу. Процветали доносы, сплетни, интриги. При такой системе крупные преступники довольно легко уходили от наказания.

   В результате только в Баварии из 163 тыс. активных нацистов лишь 49 понесли серьезные наказания, а из 12 тыс. уволенных учителей-нацистов в 1949 г. 11 тыс. уже вновь работали в школах.

Генерал Л. Клей

   В интервью газете «Нью-Йорк Тайме» 6 ноября 1946 г. генерал Л. Клей признался, что закон о денацификации в американской зоне был «в большей степени приспособлен для того, чтобы вернуть как можно большее число людей на занимаемые ими ранее посты, нежели для того, чтобы наказать виновных». Опасность политики «мягкой денацификации» заключалась в том, что британская и американская зоны фактически стали убежищем для военных преступников. Но, с другой стороны, прагматичные американцы, привлекая бывших «виртшафтсфюреров» к работе и используя их знания, создавали условия для более быстрого восстановления экономики и решения наиболее острых социальных проблем.

   В советской зоне ответственность за проведение денацификации была возложена с января 1945 г. на «фронтовых уполномоченных» НКВД СССР. Их функцией было брать под арест любых людей, которые могут представлять опасность для Красной армии, а также всех прочих подозрительных лиц. Спустя месяц эти меры были расширены. Было приказано отправлять на работу в СССР всех немецких мужчин в возрасте от 17 до 50 лет, способных выполнять физическую работу и носить оружие.

   Советская политика денацификации была связана с подготовкой переселения немцев из областей восточнее Одера и Нейсе. До середины апреля 1945 г., по мере продвижения Красной армии, в восточных областях Германии было арестовано 138 200 немцев и еще 97 500 мобилизовано в качестве рабочей силы. Это значительно больше, чем было интернировано в советской зоне оккупации органами безопасности в течение следующих четырех лет.

   В советской зоне, по разным данным число активных и номинальных нацистов составляло до 20 % населения. Формально денацификацию осуществляли специальные комиссии в землях и провинциях во главе с вице-президентом, с участием известных антифашистов. Всего было создано 262 комиссии, в них было занято более 1,5 тыс. человек. Комиссии по денацификации были распущены только в феврале 1948 г., как «выполнившие свои задачи». Очевидно, что под их прикрытием проводилась капитальная «чистка» немецкого общества не только от активных нацистов, но и от всех «неблагонадежных» антифашистов, которые осмеливались критиковать политику СВАГ.

   В ходе денацификации в советской зоне только в 1945-1946 годах от занимаемых должностей в области управления государством и экономикой было отстранено 390 478 человек – больше, чем в любой другой оккупационной зоне Германии. Всего же в ее результате было удалено со своих постов на предприятиях и в организациях около 520 тыс. человек. Собственность бывших видных нацистов была конфискована и передана немецким органам управления.

   В западных зонах денацификация была проведена гораздо более либеральными методами, чем в советской, что дает основания ряду авторов и сегодня писать о ней, как о «революции на бумаге», о ее «срыве» или даже о превращении ее в «фарс». Процедуру денацификации прошли миллионы немцев, аресту во всех трех западных зонах было подвергнуто около 245 тыс. человек, но 100 тыс. из них после проверки личных дел уже в 1947 г. вышли на свободу. И только 9 тыс. бывших активных нацистов были приговорены к тюремному заключению, обычно кратковременному. Примерно 60 % судей и 76 % прокуроров в судах по денацификации западных зон сами были в прошлом членами НСДАП.

   Большинство из осужденных, отбывших свой срок наказания (или выпущенных досрочно), вновь вернулись в руководство экономикой, в систему государственного управления, образования и юстиции. Так, руководителем всей экономики английской зоны стал текстильный магнат А. Фровейн, который был приближенным нацистского министра вооружений А. Шпеера; крупнейший банкир Г. Абс, приговоренный в 1945 г. за соучастие в нацистских преступлениях к 15 годам, просидел в тюрьме всего 3 месяца и был назначен советником британской оккупационной администрации по финансовой политике и т. д.

   Большая несправедливость заключалась и в том, что тяжкие преступления стали рассматриваться гораздо позднее мелких, а это вело к тому, что более крупным нацистам или удалось бежать (в Испанию, Португалию, Латинскую Америку), или получить гораздо более мягкий приговор, чем осужденные ранее мелкие нацисты.

   В отличие от западных зон, где «мягкая денацификация» не позволила провести четкую разделительную черту с прошлым и где при формировании немецких органов власти много бывших членов НСДАП снова сумели занять свои прежние должности, в советской зоне чистка была проведена гораздо глубже и первоначальное «преодоление прошлого» оказалось более однозначным. СВАГ серьезно подошла к полному устранению национал-социалистов из политической и общественной жизни. Побочная же цель этих чисток заключалась в том, чтобы поставить на важные посты в органах управления, особенно в полиции и юстиции, коммунистов или левых социал-демократов.

   У СВАГ были и прагматичные соображения, в случае надобности она привлекала на службу бывших специалистов нацистской Германии. Надо отметить, что немало бывших членов НСДАП смогли доказать свою лояльность к коммунистической системе и занять впоследствии в ГДР высокие государственные и партийные посты, а правящую в ГДР Социалистическую единую партию Германии стали называть втихомолку «партией мелких нацистов».

   Демилитаризация

   Союзники рассматривали демилитаризацию как широкий комплекс мер: роспуск всех немецких военных формирований и демобилизация солдат и офицеров, ликвидация всех военных сооружений, демонтаж предприятий военной промышленности, запрет на изготовление оружия и боеприпасов, на строительство самолетов и морских судов, ограничение производства металлов, химикатов, продукции машиностроения и искоренение милитаристских традиций и т. д.

   По предложению СССР на Московской сессии Совета министров иностранных дел (март-апрель 1947 г.) было рассмотрено положение дел с демилитаризацией Германии. Министры западных держав признали, что разрушение военных сооружений и демонтаж военных заводов в их зонах производятся медленно. Союзному Контрольному совету была дана директива завершить работы по демилитаризации в кратчайшие сроки.

   Но эта директива не была претворена в жизнь. В докладах главнокомандующих четырех зон Контрольному совету о положении дел на 1 декабря 1947 г. подчеркивалось, что в американской зоне из 186 подземных военных заводов, складов и мастерских сохранялось 161. Не разрушенными оставались 162 долговременных фортификационных сооружения. В английской зоне не были уничтожены 158 зенитных установок и 860 долговременных фортификационных сооружений.

   В том же докладе отмечалось, что в советской зоне работы по уничтожению немецких военных сооружений, объектов и материалов полностью закончены, что 99,1 % военных объектов, сооружений и материалов уничтожены, хотя там секретно и сохранялись некоторые подземные военные объекты и что все военные и полувоенные организации распущены.

   В западных зонах несвоевременно были выполнены и Потсдамские решения, касающиеся запрещения всех видов милитаристской деятельности и организаций. Поэтому на заседаниях СКС, сессиях СМИД советские представители постоянно говорили о фактах «саботажа» согласованных мероприятий по демилитаризации со стороны правительств США, Англии и Франции.

   Так, 26 ноября 1945 г. на заседании СКС советский представитель огласил меморандум, в котором сообщалось, что в английской зоне из частей гитлеровского вермахта была сформирована армейская группа «Норд» численностью свыше 100 тыс. человек, что на территории земли Шлезвиг-Гольштейн находилось около миллиона немецких солдат и офицеров, не переведенных на положение военнопленных, и даже занимавшихся военной подготовкой. Английские представители не отрицали этих фактов и обещали Контрольному совету распустить названные части к 31 января 1946 г.

   В американской зоне крупные формирования из немецких военнослужащих насчитывали 580 тыс. человек, во французской – до 35 тыс. человек. Западные оккупационные власти продолжали сохранять немецкие военные соединения под видом «промышленной полиции», «рабочих батальонов», «рот охраны», «немецких служебных групп» и т. п. По официальным американским и английским данным численность только «служебных групп» и «рабочих батальонов» в их зонах превышала в середине 1946 г. 150 тыс. человек. Такая политика была продиктована логикой все сильнее разворачивавшейся «Холодной войны».

   Директива СКС № 39 от 2 октября 1946 г. требовала ликвидации военного потенциала Германии. В советской зоне до 1948 года было демонтировано более 3 тыс. предприятий. Но в американской и английской зонах было полностью ликвидировано только 7 % военных предприятий, а во французской –  лишь 6 %. Большинство оставшихся в целости заводов было переведено на выпуск мирной продукции. Они и легли через несколько лет в основу экономического взлета Западной Германии.

   Осуществлялось и научно-техническое разоружение Германии. Американцы в 1946 г. осуществили массовый вывоз ведущих немецких ученых и конструкторов в области атомной физики, самолето- и ракетостроения, химической индустрии, машиностроения, а также ноу-хау немецкой индустрии. Немецкие специалисты получили в лабораториях научных центров и на предприятиях США хорошие должности с хорошими окладами. Этот «принцип пылесоса» для получения немецкого знания в области индустрии и науки использовало и советское руководство: из Восточной Германии в СССР за период 1945-1947 гг. были вывезены сотни немецких специалистов, имевших отношение к области вооружений, а также большое количество научного оборудования. Многие из этих специалистов до 1954-1955 гг. работали в секретных центрах над осуществлением различных военных проектов СССР.

   Критика западных союзников за «саботаж» демилитаризации не мешала советскому руководству тайно использовать немецкий военный потенциал для производства оружия, в том числе атомного: до начала 1950-х годов строго засекреченный комбинат «Висмут», находившийся в советской зоне, был крупнейшим европейским производителем урана.

   Главным итогом политики демилитаризации стало то, что Германия к моменту ее раскола в 1949 г. была абсолютно мирной страной, т.е. без армии, авиации и флота, без военной промышленности и военных сооружений.

Италия

  Союзная военная администрация на оккупированных территориях (AMGOT, от первых букв англ. Allied Military Government of Occupied Territory) англо-американский военно-административный орган, осуществляющий управление итальянскими территориями, которые освобождались от немецко-фашистских захватчиков в 1943 – 1945 гг. Создан в июле 1943 г. Во главе АМГОТ стоял военный губернатор английский генерал X. Александер – заместитель командующего вооруженными силами США и Великобритании в районе Средиземного моря.

Генерал X. Александер

  С продвижением англо-американских войск на север Италии АМГОТ постепенно передавал функции управления местным итальянским властям, оставляя, однако, за собой контроль над их деятельностью; при этом АМГОТ отдавал предпочтение консервативным силам, политическая ориентация которых устраивала правительства США и Англии. 31 декабря 1945 г. АМГОТ передал итальянским властям последние, находившиеся под его управлением районы Италии, фактически прекратив своё существование.

Австрия

   По итогам Второй мировой войны Австрия была оккупирована войсками союзников. Создание Союзной контрольной комиссии в Австрии было предусмотрено решениями Европейской консультативной комиссии в 1944 г. Первоначально Вена была оккупирована только советскими войсками. На Потсдамской конференции союзники договорились о ее разделе. В августе 1945 г.  разделение  столицы Австрии было проведено.

  Территория страны, в её границах до аншлюса в 1938 г., была поделена между четырьмя державами-победительницами (СССР, США, Великобритания и Франция) на оккупационные зоны. Секторы раздела Вены были обозначены на местности, но передвижение между ними было свободным. 

   В Первом соглашении о контроле от 4 июля 1945 г. четыре союзные державы учредили Союзную комиссию по Австрии. В первый состав Союзной комиссии по Австрии от СССР вошел маршал Советского Союза И.С. Конев.

Маршал И.С. Конев

   В состав Союзной комиссии входили Союзный совет, Исполнительный комитет и штаб оккупационных властей. Первоначально Союзный совет состоял из военных (верховных) комиссаров оккупационных властей. Вопросы, затрагивающие все оккупированные районы, должны были решать уполномоченные совместно с правительствами своих стран. Совет собирался не реже одного раза в десять дней с ротацией председателей. Союзный совет должен был следить за тем, чтобы планы их правительств выполнялись по всей стране. Исполнительный комитет состоял из высокопоставленных военных, которые представляли своих уполномоченных и контролировали выполнение постановлений. Штабы имели разные задачи и были разделены на такие области, как военные, военно-морские и авиационные аспекты, экономика, финансы, возмещение ущерба, а также,  внутренние дела, юридические вопросы, военнопленные, политика и транспорт. 

   Важнейшими задачами Союзной комиссии по Австрии были: обеспечить соблюдение режима прекращения огня, отделение от остальной территории бывшего Рейха, создание центральной администрации, подготовка свободных выборов для будущего правительства. Целью первого соглашения о контроле было делегирование задач, которые могли быть выполнены австрийскими властями. 

   Власть была передана временным земельным правительствам (в некоторых землях они назывались временными земельными комитетами), состоявшими из противников фашизма. Уже 27 апреля 1945 г. было создано на общегосударственном уровне Временное государственное правительство из социал-демократов, коммунистов (входили до 1947 г.) и христианских социалистов, во главе с статс-канцлером социал-демократом Карлом Реннером. Начался процесс денацификации. Были проведены выборы и создан Парламент.

   На все принятые парламентом Австрии законы до их официального опубликования федеральное правительство Австрии получало разрешение от Союзной комиссии. В отсутствие разрешения этого органа австрийский закон не мог вступить в силу. В начале деятельности Союзного совета каждая из оккупационных держав могла наложить вето на неугодный закон. Позднее было принято решение, что вето на закон налагается только всеми четырьмя сторонами совместно.

   Во втором соглашении о контроле, заключенном 28 июня 1946 г., австрийскому правительству и парламенту были предоставлены дополнительные законодательные полномочия. Право Союзного Совета наложить вето на обычные законы существовало только в течение 31 дня, и поскольку для принятия любого решения Советом требовалось единогласие, закон мог де-факто вступить в силу с одобрения только одной оккупирующей державы. Общее согласие Союзного совета и, следовательно, согласие всех четырех оккупационных держав по-прежнему требовалось только для конституционных законов. Кроме того, Австрии было разрешено заключать двусторонние соглашения с оккупирующей державой без согласия других оккупирующих держав. Было разрешено также устанавливать дипломатические отношения со странами-членами ООН. Второе соглашение о контроле должно было действовать только в течение шести месяцев, но оставалось в силе до 27 июля 1955 г. Верховные комиссары постепенно преобразовывались в посольства (США, в 1951 г., СССР, в 1953 г.). Последнее заседание Союзной комиссии состоялось 27 июля 1955 г.

Миротворческие операции и миростроительство

   В 1990-е годы в международную практику миротворчества вошли и постепенно получили концептуальное оформление операции по поддержанию мира нового поколения, получившие название комплексных, или многофункциональных миротворческих операций с широким набором как военных и полувоенных, так и невоенных (гражданских) задач. В мандатах этих операций на миротворческие силы возлагается все более широкий круг основных обязанностей в таких областях, как защита гражданских лиц, поддержка выполнения соглашения о прекращении боевых действий, наблюдение за соблюдением и расследование нарушений прав человека, содействие обеспечению законности, поддержка национальных усилий в реформировании учреждений по обеспечению безопасности, охрана детей и в гендерной сфере, создание условий для доставки гуманитарной помощи и др.

   Разнообразие задач и сложность мандатов комплексных операций обусловили необходимость многокомпонентного состава миротворческих сил – военнослужащие, полицейские и гражданский персонал. Кроме того, их численность была также увеличена. Этот процесс сопровождался расширением присутствия региональных и многосторонних сил по поддержанию мира либо до  развертывания персонала ООН, либо одновременно с миротворцами. Практически все комплексные операции стали инициироваться на основе главы VII Устава, что изначально давало в случае необходимости миротворцам право и возможность прибегать к силе, что было зафиксировано в мандате.

   Многокомпонентность структуры объясняется комплексностью и  разнообразием задач, которые приходится решать миротворцам в современных условиях. Это и традиционные наблюдение и контроль за выполнением условий соглашений о прекращении огня или мире, и задачи миростроительства (государственное строительство, включая демократические выборы, формирование судебной и пенитенциарной системы, помощь в создании полицейской системы и др.), обеспечение прав человека и правопорядка, содействие в оказание гуманитарной помощи.

  Для более эффективного проведения комплексных операций ООН широко сотрудничает с региональными организациями безопасности, неправительственными гуманитарными организациями и партнерами по  развитию.

Продолжение....

С уважением,
к.и.н. Н.В. Васильева, к.и.н. Н.Я. Шепова и к.психолог.н. В.А. Гаврилов

Категория: 2022 | Добавил: sgonchar (04.04.2022)
Просмотров: 135
Всего комментариев: 0
avatar
close