Кто Вы, сэр Бивор? (часть 1)

Фальсификация истории Второй мировой войны начала активно происходить в 1990-е годы, не снижая темпов идет она и сейчас. Тон задают британские и американские деятели. Показательным здесь является пример публикации статьи «Войска Красной Армии насиловали даже русских женщин, которых они освобождали из лагерей» за подписью Дэниэла Джонсона в британской газете «The Daily Telegraph» 24 января 2002 г. Автор статьи следующим образом охарактеризовал книгу Э.Бивора «Падение Берлина»: «Высокая репутация г-на Бивора гарантирует, что его утверждения о массовых изнасилованиях в Германии будут восприняты серьезно».

Эта статья вызвала резкую реакцию Посольства Российской Федерации в Великобритании. Посол Г. Карасин (2000-2005) в письме редактору «The Daily Telegraph» писал: «У меня нет никакого желания вступать в дискуссии по поводу этих очевидно лживых утверждений и инсинуаций. Позорно иметь какое бы то ни было отношение к явной клевете против народа, спасшего мир от нацизма. Факт появления этой статьи накануне дня памяти жертв Холокоста, превратил ее в акт богохульства не только против России и моего народа, но и против всех стран и миллионов людей, пострадавших от фашизма. Я считаю, что миллионы людей, спасенных Советской армией, и героизм российских солдат являются очевидным свидетельством в пользу моих слов».

Энтони Бивор (англ. Antony Beevor; род. 14 декабря 1946 г, Кенсингтон, Лондон) – британский исследователь, писатель, автор серии книг, затрагивающих различные аспекты истории Второй мировой войны. Учился в Королевской военной академии в Сандхёрсте, после окончания в 1967-1970 гг. служил в 11-м принца Альберта гусарском полку, командовал танковым взводом в ФРГ. Э. Бивор является почетным доктором гуманитарных наук Кентского университета, членом Королевского общества искусств и литературы. Получил мировую известность благодаря книгам «Сталинград», «Вторая мировая война», «Падение Берлина», «Париж после освобождения». Данные произведения были переведены на более чем 30 языков, включая русский, и изданы общим тиражом в 6 млн. экземпляров.

Его работам присуще предвзятое отношение ко всему, что связано с СССР и Россией. Приводя выдернутые из контекста факты преступлений незначительной части советских военнослужащих в отношении мирного населения Германии, Э.Бивор экстраполирует их на всю Красную Армию, освободившую от нацистского господства и оккупации страны Восточной Европы, и саму Германию. В качестве источников им широко используются личные дневники участников и воспоминания участников Второй мировой войны. Однако он интерпретирует имеющуюся в них информацию исключительно для получения необходимого ему идеологического содержания.

 

Репутация Э. Бивора в научном мире

 

Как и следовало ожидать, научная репутация Бивора получила высокую оценку на Западе. Как сообщает персональный сайт Бивора, его труды, особенно «Сталинград» и «Падение Берлина», получили восторженные рецензии в крупнейших мировых газетах. Его труды иногда хвалят за яркий стиль, использование новых архивных документов и показ повседневной жизни всех воюющих сторон

Французский специалист по эпохе Второй мировой войны Анри Амурё пишет, что «падение Берлина – эпизод, который не имеет подобного в истории мира – нашло в лице Энтони Бивора историка, который, с его скрупулёзностью, его информацией, его работой, его талантом, представляет собой нечто незаурядное». По мнению американского военного историка Дэвида Гланца, Бивор «является одним из лучших нарративных военных историков, пишущих сейчас», а «Падение Берлина» «представляет собой нарративную историю в её лучших проявлениях». Он также высказал мнение, что, «умело используя мемуары, литературу и ранее опубликованные описания, Бивор захватывает психологическое состояние и глубоко личные мотивы командиров и солдат»

Но есть и противоположные оценки исторических трудов Энтони Бивора. Немецкий историк Йохен Хелльбек отмечает, книги Э.Бивора представляют собой тенденциозный исторический подлог. Например, Бивор в своей книге «Сталинград», пытаясь представить Сталинградскую битву как войну советских властей против собственного народа, без проверки тиражирует слухи, которые противоречат историческим документам. В целом же «Сталинград», по оценке Хелльбека, написан откровенно с пронемецких позиций и «пропитан пропагандистскими стереотипами, сформированными ещё во времена Третьего рейха».

Бывший сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) ставший научным руководителем Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН О.А. Ржешевский, говоря о шумной кампании, поднятой в британской прессе о «зверствах советских войск», писал, что, «зная автора как серьезного историка, мне подумалось, что это дешевая товарная приманка для обывателя». Однако, по оценке российского историка, оказалось, что это возвращение «образа «азиатских орд», который вбивала в головы немцев нацистская пропаганда, а затем небольшая группа историков-неофашистов, от которых давно отвернулись в Германии». О.А. Ржешевский обращает внимание, что «документы по этим проблемам доступны, большинство из них опубликованы, но в книге Бивора отсутствуют…, а такие указания на источники, как «берлинцы помнят…», ссылки на «опыт изнасилованных немецких женщин» – может быть подходят любителям интимного чтива, но неприемлемы для научного исследования».

Книга «Падение Берлина» вызвала критику и со стороны известного российского историка, участника Великой Отечественной войны, генерала армии М.А. Гареева, который обвинил Э. Бивора в тенденциозности и клевете и в возрождении штампов нацистской пропаганды о «зверином облике русских».

 

Научная недобросовестность Бивора

 

Ряд российских ученых уличают Бивора в научной недобросовестности. старший научный сотрудник Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН Ю.А. Никифоров пишет: «Мы постоянно сталкиваемся с нарочитым стремлением ряда авторов к обличению именно воинов Красной Армии, благодаря чему создается впечатление, что бесчинства в отношении мирных жителей – чуть ли характерная черта поведения советских военнослужащих, объяснить которую можно лишь ссылками на искалеченные «сталинским тоталитаризмом» души или особое «азиатское варварство». Именно так подается эта проблема в книге британского историка Э. Бивора, по логике которого символом советской армии-освободительницы должен был стать солдат с горящим факелом, выбирающий себе жертву среди укрывшихся в темном бункере немецких женщин. В качестве иллюстрации приводится один, два, три, десять почерпнутых из источников фактов. Но правомерно ли подавать их как проявление чего-то особенного, исключительного, характеризующего поведение в первую очередь советских военнослужащих? Нетрудно убедиться, что в западных зонах оккупации командованию американской армии также приходилось прилагать усилия для предотвращения и пресечения бесчинств своих военнослужащих в отношении мирного населения. Конечно, общей картины составить нельзя: имеющиеся в литературе данные фрагментарны, однако при должном рвении можно подобрать несколько криминальных эпизодов с участием американских военных и нарисовать для обывателя ужасающую картину вакханалии насилия, захлестнувшей американскую зону оккупации. В добросовестном историческом исследовании использование такого метода противопоказано, а в пропаганде – почему бы и нет?»

Ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Е.С. Сенявская пишет, что о «научной добросовестности» Бивора можно судить по допущенным им явным подтасовкам и многим фальсификациям. Сенявская приводит случай, когда Бивор ссылается на ее монографию «Психология войны в XX веке», обосновывая в своем тексте то, чего не было в монографии.

В своей книге «Битва за Берлин. 1945» Бивор приводит строки, вызвавшие наибольший ажиотаж в западных СМИ: «Наиболее шокирующими, с российской точки зрения, выглядят факты насилия советских солдат и офицеров, совершенные против украинских, русских и белорусских женщин и девушек, освобожденных из немецких рабочих лагерей Многим девушкам было всего по шестнадцать, а то и по четырнадцать лет, когда их угоняли на принудительные работы в Германию. Подобного рода случаи делают совершенно несостоятельной любую попытку оправдать поведение советских солдат с помощью слов о том, что они, мол, мстили за преступления нацистов в Советском Союзе».

При этом Бивор как на источник полученной информации ссылается на книгу Сенявской «Психология войны в ХХ веке. Исторический опыт России». Но там нет ни слова о каких-то «фактах насилия советских солдат и офицеров, совершенные против украинских, русских и белорусских женщин и девушек, освобожденных из немецких рабочих лагерей».

Однако на Западе заявления Бивора рассматривают как абсолютно достоверные на основании того, что, справочный аппарат его книг якобы в полном порядке: входящие и исходящие номера донесений, папка, полка и так далее. То есть во лжи писателя якобы обвинить нельзя!

По мнению Сенявской: «Но если столь явная подтасовка допущена в данном конкретном примере, где гарантии того, что и другие приведенные в книге Бивора так называемые «факты» не сфабрикованы по той же самой «методике»? На этом нехитром расчёте построены многие фальсификации: справочный аппарат выглядит солидно и убедительно, особенно для неискушенного читателя, а проверять в архиве и библиотеке каждую из 1007 авторских сносок вряд ли кто станет».

И даже то, что Бивор ссылается на реальные архивные документы, ничего не доказывает. В Центральном архиве МО РФ действительно хранятся материалы политотделов с донесениями, в которых собраны протоколы красноармейских, комсомольских и партийных собраний с описанием случаев аморального поведения военнослужащих. Но эти архивные дела и комплектовались именно «тематически», о чем свидетельствуют их названия: «Чрезвычайные происшествия и аморальные явления» за такой-то период в такой-то воинской части. Кстати, уже эти названия показывают, что такого рода явления рассматривались армейским руководством не как поведенческая норма, а как чрезвычайное событие, требующее принятия решительных мер.

В архиве имеются и материалы военных трибуналов – следственные дела, приговоры и пр., где можно найти множество негативных примеров, потому что именно там такая информация и сконцентрирована. Но дело в том, что виновные в этих преступлениях составляли не более 2% от общего числа советских военнослужащих, дислоцированных на территории Германии. А Бивор, его предшественники и последователи распространяют свои обвинения на всю Красную армию в целом.

По мнению американского военного историка и журналиста Альберта Акселла, научная недобросовестность Бивора  проявляется в том, что его книга «Падение Берлина» напичкана искажениями и голословными утверждениями. Так, например,  он утверждает, что будто граждане Германии испытывали при советской оккупации те же страдания, что и население СССР и Польши при гитлеровской оккупации!  Акселл называет книгу Бивора  «постыдной» и отказывает ему в научной объективности.

 

Критика со стороны официальных источников и российских СМИ

 

Критически оценила книгу официальный орган Министерства обороны РФ газета «Красная звезда»: «Это обыкновенная пропаганда, которая процветала на Западе и пятьсот лет назад». По мнению журналиста газеты, суждения автора противоречивы, основаны на ненадежных источниках, а в ряде случаев источники отсутствуют, в частности, газета отмечает отсутствие у Бивора конкретных ссылок на документы и статистику.

Российское информационное агентство «Росбалт» считает книгу Бивора дальнейшим развитием пропагандистского мифа нацистского министра пропаганды Геббельса. Поднятие темы изнасилований во время праздника Дня Победы российский журналист называет выполнением политического заказа. По его мнению, имевшие место связи между немками и солдатами в большинстве случаев носили добровольный характер.

Гитлеровские мастера психологической войны во главе с Геббельсом накануне полного разгрома Третьего Рейха активно поработали над тиражированием мифа об агрессивной сексуальности наступающих советских солдат и повальных изнасилованиях немок на занятых советскими войсками территориях. Бивор развил и разбавил многочисленными подробностями этот геббельсовский миф: «По оценкам двух главных берлинских госпиталей, число жертв изнасилованных советскими солдатами колеблется от 95 до 130 тысяч человек. Один доктор сделал вывод, что только в Берлине было изнасиловано примерно 100 тысяч женщин. Причем около 10 тысяч из них погибло, в основном в результате самоубийства. Число смертей по всей Восточной Германии, видимо, намного больше, если принимать во внимание 1 миллион 400 тысяч изнасилованных в Восточной Пруссии, Померании и Силезии. Представляется, что всего было изнасиловано порядка 2 миллионов немецких женщин, многие из которых (если не большинство) перенесли это унижение по нескольку раз».

Вряд ли стоит отрицать, что случаи изнасилований на оккупированной немецкой территории имели место, но попытка, вслед за Геббельсом, представить Красную армию «монгольской ордой насильников» не соответствует исторической действительности и кощунственна по отношению к памяти воинов-освободителей.

Обратим внимание: историк Бивор при оценке количества изнасилованных, вопреки всем научным требованиям, не дает ссылки на источник. Что это за «два главных берлинских госпиталя»? У кого в разрушенном и голодающем городе, заполненном сотнями тысяч убитых и раненых гражданских и военных людей, нашлось желание и возможность скрупулезно подсчитывать количество изнасилованных немок? Прикрываясь авторитетом науки, Бивор не захотел отвечать на эти вопросы. Также неясно, как было «вычислено» общее количество «изнасилованных» в Германии.

Но ведь есть же документы, факты, статистика. Известно, например, что в Берлинской операции участвовало 1,9 млн. солдат и офицеров Красной армии. Около 80 тыс. погибло, 300 тыс. были ранены и выбыли из строя. По мысли Бивора и ему подобных получается, что остальные были сексуальными маньяками.

Сама же шумная пропагандистская кампания по поводу массовых убийств немцев и миллионов изнасилованных советскими солдатами немок  объясняется очень просто: обвинить советские войска в массовых преступлениях против мирных немцев на оккупированной территории. Но после массовых убийств остаются массовые захоронения, такие, например, как Бабий Яр под Киевом (даже поднаторевшие в уничтожении людей нацисты не смогли полностью скрыть следы своих бесчисленных злодеяний). Но подобных захоронений в Германии нет!

А вот раскрутка темы изнасилований в плане выполнения политического заказа по очернению памяти советских воинов особенно удачна. Определить сам факт такого преступления невозможно уже через короткий промежуток времени. А уж по прошествии 75 лет легко можно сослаться на некоего безымянного доктора, через которого прошло «100 тысяч жертв женского пола». И пусть кто-нибудь попробует доказать обратное...

По мнению газеты «Российские вести», книга Бивора является одним из примеров ревизии хода и итогов Второй мировой войны. Комментируя содержание книги, газета утверждает: «В последние 10–15 лет объективное знание о войне постепенно заменяется мифами с откровенной героизацией гитлеровской армии». Так, пишет издание, в подобных русофобских «писаниях» военнослужащие вермахта изображаются в качестве героев, сражающихся против варваров-русских, при этом автор усиленно акцентирует внимание на жестокости и склонности к насилию, якобы органично присущей советским солдатам.

Книги Бивора не остаются без внимания со стороны сотрудников Научно-исследовательского института военной истории ВАГШ ВС РФ. Ведущий научный сотрудник института В.А. Гаврилов в статье «Штурм Берлина: правда и вымыслы» (статья, опубликованная в журнале «Национальная оборона», № 6, июнь 2015 г.) пишет: «Бивор среди основных причин насильственных действий со стороны советских солдат выделяет «половые патологии у всех представителей советского общества, сформированные политикой власти в области сексуального просвещения».

Однако британский историк явно умалчивает тот факт, что германское командование на оккупированной территории не только СССР, но и других стран, регулярно организовывало облавы на женщин с целью их доставки на передний край на утеху немецкой солдатне. Интересно было бы выслушать мнение Бивора, связано ли это было с половыми патологиями немцев, «сформированными политикой власти в области сексуального просвещения»?

Старший научный сотрудник Института Н.Я. Шепова в статье «Секс на войне как оружие мести. Кому выгоден миф о насилии советских военнослужащих по отношению к немецкому населению» (опубликована в «Независимом военном обозрении» 07.11.2014 г.) отмечает: «Советский солдат видел на освобожденных им землях зверства немецких оккупантов, разоренные города и села, миллионы людей, обращенных в рабов, последствия бомбардировок, артобстрелов, непосильных работ и террора на временно оккупированной территории страны, не говоря уже о косвенных потерях. Десятки миллионов остались без крова. Трагедия, ужас пришли в каждую советскую семью и ярости солдат и офицеров, вступивших с боями на вражескую землю, не было предела. Лавина мести могла захлестнуть Германию, однако этого не произошло, в том числе благодаря решительным мерам советского политического руководства и командования армии.

Конечно, были случаи и насилия, и мародерства, но в целом наши солдаты проявили гуманное отношение к мирным немецким жителям. В различных районах, куда вступала Красная Армия, ее отношения с населением складывались неоднозначно. Предотвратить полностью насилие не удалось, но его сумели сдержать, а затем и свести до минимума. Эта задача была нелегкой для советского руководства, но она выполнялась повсеместно и достойно.

Бивор представляет дело таким образом, что в Красной Армии борьба против бесчинств едва ли не свелась к дискуссии 1944 г. вокруг «риторики» писателя И.Эренбурга, призывавшего к мести и «не принесла результатов». Это еще одна ложь».

Продолжение, 2-я часть

Автор: Гаврилов Виктор Александрович, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат психологических наук, полковник (в отставке)

Категория: Статьи 2021 | Добавил: sgonchar (08.11.2021)
Просмотров: 145
Всего комментариев: 0
avatar
close