22:37
Участники Великой Отечественной войны – добровольцы

Комсомольцы-добровольцы!
Мы сильны нашей верною дружбой,
Сквозь огонь мы пройдем,
Если нужно открывать молодые пути.

(слова из песни к фильму "Добровольцы",1958 г.)
 

На Руси наряду с профессиональными воинами (дружинниками, дворянами, стрельцами, пушкарями, казаками) издавна существовали добровольческие иррегулярные военизированные формирования, позже получившие наименование «народные ополчения». Они состояли из земледельцев, скотоводов, охотников, ремесленников, мелких торговцев и участвовали в обороне Владимира, Киева, Рязани, Пскова, Новгорода, Москвы и других древнерусских городов во время опустошительных нашествий иноземцев как с Запада, так и с Востока.

Именно в Смутное время 1598-1613 гг. народное ополчение под руководством Козьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского решило судьбу Российского государства в 1612 году.

Вторжение в Россию 12(24) июня 1812 года 420 тысячной армии объединенной Европы под командованием Наполеона заставило власти вновь прибегнуть к созыву войск-ополчений. 6(18) июля Александр I подписал манифест о вооружении всего государства и создании новых военных сил. В документе, обращённом ко всему русскому народу, напоминалось о героях Смутного времени начала XVII века: «Да встретит он (народ) в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном Палицына, в каждом гражданине Минина».

Впервые, как юридический термин, понятие "охотник" (доброволец) появилось 1 июня 1831 г. в утвержденном Императором Николаем I "Рекрутском Уставе". 1 января 1874 г. был принят закон "О введении общей воинской повинности". По этому закону все граждане России, независимо от социального положения и принадлежности к сословию, были обязаны нести воинскую повинность. Правда существовали и некоторые послабления для различных категорий населения. Освобождались от службы лица, проживающие в определенных районах Российской Империи; в основном это Север, ряд районов Сибири и Дальнего Востока и территории Средней Азии. Интересный факт: "охотниками" часто становились лица их тех категорий населения, которые были освобождены от службы в Российской императорской армии. 

Начало Первой мировой войны ознаменовалось в Российской империи небывалым приливом патриотизма. На призывные пункты являлись толпы добровольцев. Не обошёл стороной патриотический подъём и женщин. Война в то время считалась не женским делом, в лучшем случае женщинам позволялось быть сестрами милосердия в лазаретах. Но были и такие, кто мечтал попасть на фронт. Это были девушки из разных социальных слоев: богатые дворянки, офицерские дочери, простые крестьянки. В конце концов в марте 1917 года из них был сформирован женский ударный батальон под командованием Марии Бочкарёвой.

Опыт создания добровольческих частей в царской России был востребован с началом Великой Отечественной войны. Когда войска РККА вынуждены были отступать под ударами превосходящих сил вермахта, в начале июля 1941 года руководство СССР приняло решение о формировании в Москве и Ленинграде дивизий народного ополчения, которые выполнили долг перед Родиной – внесли достойный вклад в защиту Отечества и достижение Великой Победы.

3 июля 1941 г. в своем обращении к советскому народу глава СССР И.В. Сталин сказал: «Трудящиеся Москвы и Ленинграда уже приступили к созданию многотысячного народного ополчения на поддержку Красной Армии. В каждом городе, которому угрожает опасность нашествия врага, мы должны создать такое народное ополчение, поднять на борьбу всех трудящихся, чтобы своей грудью защищать свою свободу, свою честь, свою Родину в нашей Отечественной войне с германским фашизмом».

В 1941-1945 гг. сотни тысяч наших соотечественников добровольно вступили в дивизии народного ополчения, партизанские отряды, стали подпольщиками, а лучшие представители русской эмиграции – участниками Движения сопротивления в оккупированных странах Европы. Например, численность белорусских народных мстителей к 1944 году превышала 374 тысячи человек. Они были объединены в 1255 отрядов, из которых 997 входили в состав 213 бригад и полков, а 258 отрядов действовали самостоятельно.

Хочу рассказать о малоизвестной странице добровольчества. Первым и единственным бескорыстным союзником СССР в Великой Отечественной войне стала независимая Народная Республика Танну-Тува, образованная в августе 1921 года. 22 июня 1941 г. Тува вступила в войну на стороне СССР. Это маленькое государство с населением 90 тыс. человек отправило на фронт не только 50 тысяч лошадей, тонны продовольствия и весь свой золотой запас, но и бесстрашных добровольцев. Весной 1943 года на фронт отправились первые 3,5 тысячи русскоязычных тувинцев. 1 сентября убыли на фронт 206 добровольцев, не знавших русского языка, из которых был создан отдельный Тувинский добровольческий эскадрон в составе 8-й кавалерийской дивизии. На деньги, собранные населением республики, были созданы три эскадрильи истребителей и две танковые бригады, сделано много больших и малых дел.

Прошло более 80 лет после начала Великой Отечественной войны, но до сих пор среди нас живут добровольцы из поколения солдат Великой Отечественной войны. Хочу рассказать о тех из них, с кем пересеклись наши жизненные пути в последнее десятилетие.

Штурман бомбардировочной авиации Евсей Яковлевич Рудинский родился 15.08.1922 г. в г. Конотоп Черниговской губернии. В составе экипажа бомбардировщика Пе-2 принимал участие в Курской битве, в освобождении территории Белоруссии, Польши, совершал боевые вылеты на Берлин и другие города Германии.

После окончания Мелитопольского военно-авиационного училища летчиков и штурманов в сентябре 1941 года Е.Я. Рудинский назначен штурманом в 222-ю эскадрилью связи Архангельского военного округа. Почти два года сержант (впоследствии ст. сержант, старшина, а с в феврале 1943 года – мл. лейтенант) Е.Я. Рудинский переправлял донесения и грузы в районе прифронтового Архангельска. В июле 1943 года, оказавшись в командировке в Москве, Евсей Яковлевич договорился со своим товарищем и ему позволили «нелегально» сделать несколько боевых вылетов в составе экипажа пикирующего бомбардировщика Пе-2 во время сражения на Курской дуге.

Е.Я. Рудинский вспоминает: «Нам хотелось воевать, мы писали рапорты, у каждого было по 4-5 рапортов с просьбой отправить нас на фронт. В конце концов наши просьбы удовлетворили, и мы, семь штурманов, были отправлены в отдел кадров в Москву, а оттуда на фронт». В 1944–1945 гг. Е.Я. Рудинский – штурман бомбардировщика Пе-2 128-го Краснознаменного бомбардировочного авиационного Калининского ордена Суворова полка, 241-й бомбардировочной авиационной Речицкой дивизии, 3-го бомбардировочного авиационного Бобруйского ордена Суворова корпуса, 16-й воздушной армии, 1-го Белорусского фронта.

Дупак Николай Лукьянович, родился 05.10.1921 г. в поселке Старобешево Донецкой области. На фронте с 27 июля 1941 г. до середины марта 1943 г. В октябре-декабре 1941 года учился в Новочеркасском кавалерийском училище, выпустился 2.01.1942 г. в звании лейтенанта. С 16.03.1942 г. находился в составе 7-го кавалерийского корпуса (Брянский фронт), преобразованного 19.01.1943 г. в 6-й гв. кавалерийский корпус. Командир эскадрона. Участник обороны Москвы, воевал на дальних подступах к Сталинграду. Трижды был ранен (дважды тяжело) и один раз контужен. С сентября 1943 года – инвалид войны II группы.

За свою долгую творческую жизнь сыграл более 80 ролей в кино и 100 в театре, поставил 8 спектаклей. В 1963-1990 гг. – директор знаменитого театра на Таганке. Заслуженный артист РСФСР, заслуженный артист Украины, почётный деятель искусств города Москвы. 

С конца мая 1941 года студент театрального училища Николай Дупак снимался на Киевской киностудии в фильме «Тарас Бульба в роли Андрея. Н.Л. Дупак вспоминает: «В субботу и воскресенье у нас был выходной. Нам сказали, что мы должны будем посмотреть какую-то зарубежную картину. Мы должны были в воскресенье, 22 июня (1941 г.) в 12 часов быть на студии. Я что-то читал и перечитывал, лег спать поздно и проснулся от стрельбы. Я выхожу на балкон, и сосед тоже выходит. "Шо це таке?" – "Да це мабуть маневры Киевского военного округа", и только он это сказал, самолет со свастикой разворачивается и идет бомбить мост через Днепр в 100 метрах от нас. Вот это я впервые увидел. Это было часов в 5 утра. Жара страшенная – градусов 30. Окна открыты. Сосед побледнел - что-то не похоже на маневры. Спустились вниз. Никто ничего не знает. Я пошел на трамвай. Вдруг опять налет. Бросили бомбу на еврейский базар, который был на том месте, где сейчас находится цирк. Тогда я увидел первые жертвы. Приехал я на студию. Прослушали выступление Молотова. Картина стала ясна. Митинг. Александр Петрович Довженко выступил и сказал, что вместо запланированных полутора лет на съемку картины, мы сделаем ее за полгода, и будем бить врага на его территории. Настрой был вот такой! Но буквально на следующий день, когда мы приехали на съемки, то массовки, в которой участвовали солдаты, не было. Тогда мы поняли, что, извините, это – всерьез и надолго. Начали на студии рыть щели (одиночные окопы). Еще несколько дней мы собирались сниматься, но потом началась запись в народное ополчение. В него, кроме меня, вступили и Александр Петрович Довженко, и Андреев, и Олейников. Отправили нас под Новоград –  Волынский. Выстроилась наша команда.  Кто имеет высшее образование – два шага вперед, среднее – шаг вперед. Я, вроде, высшего не имел. Сделал шаг, потом потоптался и еще немного вперед. Напраа-во!  И нас – в казармы. А дальше происходило распределение – кого куда обучать. Меня спросили, умею ли я ездить верхом? Я сказал "да", и меня зачислили в кавалерийское училище.

Имчук Николай Константинович, родился 20.05.1930 г. в г. Умань. Детство прошло в детском доме г. Умань Черкасской области, УССР. В 1941 году окончил 4 класса средней школы. В связи с быстро приближающейся линией фронта детдом прекратил свое существование. В начале августа 1941 года немецкая авиация своим огнем рассеяла колонну эвакуированных из детского дома воспитанников и Коля Имчук прибился к красноармейцам.

О том, как развивались дальнейшие события Николай Константинович вспоминает: «Бой в селе не утихал. Сюда, в овраг, доносились звуки орудийных выстрелов. Неожиданно мои мысли оборвали гортанные окрики:

  • Russ, Hande hoch! Alles kaputt! Сдавайс! (Рус, руки вверх! Все кончено! Сдавайтесь! (нем. и искаж. русск.).
  • Немцы! – пронеслось по оврагу.

Завязалась одиночная перестрелка. Через несколько минут над оврагом появились немцы. Они стояли над оврагом, человек 15-20, с засученными до локтей рукавами мундиров, многие без касок, в руках – короткие автоматы «Шмайсеры», я уже видел их раньше. Немцы прошлись очередями по тем, кто ещё пытался отстреливать­ся. Всем, кто смог подняться, приказали построиться в колонну, а тя­желораненых тут же расстреляли. Приказали и мне встать в колонну. Когда я вышел из оврага, немцы стали тыкать в меня автоматами громко смеяться.

  • Bist du ein kleiner Kommissar? (Ты маленький комиссар? (нем.)  – спросил рыжий верзила и боль­но дал мне пинка кованым сапогом. Наверное, их развеселили мои золотистые звёздочки на рукавах костюмчика. Раненная рука на перевязи красноречиво подтверждала моё отношение к Красной Армии.

- Die Kommissare sind kaputt versteht ihr, Schweine? Du bisl eiu kleiner Kriegsgefangener! Los, Schwein!  (Комиссарам конец – понятно вам, свиньи? Ты маленький военнопленный! Давай, свинья (нем.) – он сильно пихнул меня в колонну.  До войны я четыре класса окончил, немецкий язык мы уже нача­ли изучать. Я до сих пор помню отдельные предложения, например, «Anna und Martha baden» («Анна и Марта купаются»). Я понимал, что этот рыжий оккупант обозвал меня свиньёй, и что «kleiner» – это «маленький». А что такое «Kriegsgefangener» (военнопленный) – этого слова я тогда ещё не знал. Не знал и того, что с первых шагов в колонне военно­пленных я стал «восточным материалом», который подлежал истреб­лению. Не знал, что с этого дня мне выпала доля нечеловеческих страданий, голода и холода, дистрофии и тифа. Парадоксально! Но в эти минуты у меня не было чувства стыда и оскорблённого самолюбия. Наоборот, меня согревала гордость, что немцы причислили меня к комиссарам, значит, считают врагом. И, конечно, в одиннадцать лет, я не считал своё пленение позором и предательством. Плен для меня был продолжением служения НАШИМ, а значит, я оставался в строю».

Вместе с нашими бойцами Николай Имчук оказался в немецком концлагере "Уманская яма", бывшем большом карьере, где содержались красноармейцы из попавших в окружение частей и соединений 6 и 12-ой армий Юго-Западного фронта. После многомесячного заключения он смог бежать из лагеря. С апреля 1942 года Николай Имчук – связной группы подпольщиков партизанского отряда имени Кутузова, действовавшего в районе г. Умань. В начале марта 1944 года после освобождения г. Умань от немецких захватчиков добровольно вступил в ряды Красной Армии. Воевал в составе 328-го гвардейского минометного Краснознаменного Белоцерковского ордена Богдана Хмельницкого 2-й ст. полка "Катюш" Ставки Верховного Главнокомандования Красной Армии. Служил в должности связиста парковой батареи, которая доставляла реактивные снаряды в дивизионы полка. Сын полка Н.К. Имчук прошел боевой путь на 2-м и 3-м Украинских фронтах, освобождая Украину, Молдавию, Румынию, Венгрию и Австрию. Победу 9 мая 1945 г. встретил в Австрии, недалеко от Вены в возрасте 14 лет.

Соловецкая школа юнг. Хочу отдельно остановиться на истории одной воинской части, которая полностью состояла из юношей-добровольцев. 25 мая 1942 г. народный комиссар ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов подписал приказ о создании школы юнг на Соловецких островах на Белом море, при учебном отряде Северного флота. Как говорилось в приказе: «Школу укомплектовать юношами, комсомольцами и не комсомольцами, в возрасте 15-16 лет, имеющими образование в объеме 6-7 классов, исключительно добровольцами… В целях создания кадров будущих специалистов флота высокой квалификации, требующих длительного обучения…».

В 1942-1945 гг. в Соловецкой школе юнг подготовили 4111 квалифицированных специалистов для кораблей и береговых частей Военно-Морского Флота. В их числе – 946 радистов, 635 рулевых, 607 боцманов, 841 моторист, 673 электрика, 410 артиллеристских и штурманских электриков.

В годы войны единственный юнга, электрик базового тральщика «Проводник» Тихоокеанского флота Владимир Моисеенко, стал Героем Советского Союза. Он получил это звание за участие в высадке десанта в корейском порту Сейсин, когда в течение 13-16 августа 1945 г. сумел подорвать гранатами шесть дзотов и два блиндажа, а во время одной из атак первым ворвался во вражеский окоп и подавил пулеметную точку. Соловецкая школа юнг просуществовала всего три военных года, но тем не менее оставила заметный след и в послевоенной истории СССР. Три выпускника школы юнг в мирное время заслужили звания Героев Советского Союза, четверо юнг стали Героями Социалистического труда, многие прославились на всю страну: как киноактёр Виталий Леонов, писатель Валентин Пикуль (автор многих исторических романов).

Харчев Виктор Николаевич, родился 17.05.1928 г. в г. Москва. Соловецкий юнга 2-го набора, старшина 2-й статьи, рулевой лидера эскадренных миноносцев «Баку», участник обороны Советского Заполярья и освобождения Норвегии.

Начавшаяся Великая Отечественная война оборвала занятия Виктора Харчева в школе и многое перевернула в его жизни. Виктор Николаевич вспоминает: «Началась война. Отец был на фронте, старший брат на фронте. Мы остались с мамой вдвоем. В декабре 1941 года я поступил в ремесленное училище, но проучился там недолго и перешел на авиационный завод. Все мои мысли и чувства были с теми, кто с оружием в руках бился с врагом. Мы по-детски завидовали тем мальчишкам, которые были «сынами полков» или сражались в партизанских отрядах. В 1942 г. я узнаю, что есть такая школа Соловецких юнг. Мы с ребятами пошли подавать заявления. Выстояли огромную очередь. Но за несколько десятков человек до меня закрыли дверь, сказали: всё, ребята, прием заявлений окончен. Дело в том, что на москвичей дали около пятисот путевок, а заявлений собрали три с половиной тысячи. Но мне сказали: не огорчайся, приходи в будущем году.

Я с нетерпением ждал будущего года, и мы из нашего микрорайона – нас было девять ребят – пошли подавать заявления в военкомат, как только узнали, что объявлен набор. Это было в апреле 1943 года. Из девяти человек прошли трое. Отбор был очень жесткий. В Москве было четыре медицинских комиссии, две мандатных комиссии! 26 августа 1943 года вместе с другими московскими мальчишками был отправлен в Архангельск, а потом – на Соловки, в школу юнг. Я не испытывал особых трудностей в обучении. Всё своё внимание я сосредоточил на изучении предметов по специальности рулевого. В моей памяти навсегда остались преподаватели и командование школы юнг, особенно комиссар Сергей Сергеевич Шахов, а также юнги третьей смены рулевых, с которыми я делил все трудности жизни и учебы на Соловках в Савватьевском скиту».

В сентябре 1944 года, окончив Соловецкую школу юнг с отличием, юнга В. Харчев воспользовался своим правом отличника и выбрал для дальнейшей службы Северный флот. Его распределили рулевым на лидер эскадренных миноносцев «Баку».

«Моё первое боевое крещение произошло в ночь с 25 на 26 октября 1944 г., когда отряд боевых кораблей получил приказ об уничтожении опорного пункта врага в норвежском портовом городе Варде. Несмотря на жестокий шторм, качку, плохую видимость корабли скрытно подошли к берегу Норвегии и нанесли мощный удар по базе противника, которая была уничтожена. Наши корабли потерь не имели. Я по боевому расписанию был приписан к 37-миллиметровому зенитному автомату и, как весь экипаж, исполнил свой воинский долг», - вспоминает Виктор Николаевич.

За операцию по освобождению Петсамо весь личный состав корабля был удостоен благодарности Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. В дальнейшем во флотской службе В.Н. Харчева было много боевых походов, в том числе и по сопровождению караванов союзников с военными грузами (около 10 конвоев). Сопровождение морских конвоев в советской зоне ответственности, как правило, оборачивалось схватками с подводными лодками врага. Экипаж лидера эсминцев «Баку» с честью выполнял все поставленные задачи командования Северного флота.

Люлько Семен Яковлевич, родился 26.05.1926 г. в г. Шаргород, Винницкой обл. В начале 1930-х гг. семья перебралась из Украины в Подмосковье. В многодетной семье Люлько было семеро детей.

После окончания 8 классов средней школы в июле 1941 года Семен Люлько устроился вместе со школьным другом Сергеем Барановым слесарем-сборщиком на 499-й авиазавод в Бескудниково, под Москвой, где уже трудился старший брат Семена. В критические дни битвы за Москву в октябре 1941 года Семен Люлько вместе с другими рабочими был мобилизован на строительство оборонительной линии на Волоколамском направлении. В октябре 1943 года, несмотря на бронь на военном заводе, Семен Люлько, которому было 17 лет, добровольцем пришел в военкомат с просьбой отправить его на фронт. С.Я. Люлько был зачислен в 25-ю учебную пехотную бригаду под Костромой, где обучался на 9-месячных курсах младших командиров миномётных подразделений.

В августе 1944 года после окончания курсов С.Я. Люлько направлен в учебный центр ВДВ в районе г. Калинин (Тверь) для прохождения парашютно-десантной подготовки (совершил 102 учебных прыжка), а затем был распределен в действующую армию – в 301-й гв. полк, 100-й гв. Свирской Краснознаменной воздушно-десантной дивизии.

Батальон, в котором ефрейтор С.Я. Люлько служил наводчиком 82-мм и 120-мм миномётов (командир батальона Герой Советского Союза гвардии майор Калоев Георгий Александрович) отличился при освобождении Вены. 5 апреля 1945 г. ночью батальон разгромил гарнизон противника в предместье Вены Винер-Нойдорфе, уничтожив около сотни гитлеровцев и захватив авиационный завод и 25 исправных самолётов. 11 апреля 1945 г. батальон Г.А. Калоева ворвался в Вену, уничтожив в уличных боях до 600 гитлеровцев, форсировал судоходный канал и захватил плацдарм, чем содействовал успеху боевых действий 100-й дивизии. В последние дни войны Семен Яковлевич потерял немало своих боевых товарищей, сам был тяжело контужен и получил ранение.

В 1946 году после лечения в госпитале С.Я. Люлько был демобилизован из Вооруженных сил по состоянию здоровья вследствие ранения и получил 2-ю группу инвалидности. С.Я. Люлько прошел славный боевой путь на 2 и 3-м Украинских фронтах, освобождая Венгрию, Австрию и Чехословакию.

Данилкович Нина Михайловна, родилась 20.12.1929 г. в Коссовском районе Брестской обл., Беларусь. Вместе со своей семьей из 6 человек с 23.06.1941 по 16.09.1943 добровольно участвовала в подпольной работе и выполняла ответственные задания командования, как связная и разведчица партизанского отряда. С 17.09.1943 по 30.7.1944 – воевала в партизанском отряде особого  назначения под командованием Героя Советского Союза полковника Г.М.Линькова. С 2012 года – председатель Совета ветеранов войны и труда МГУ им. М.В. Ломоносова.

Нина Михайловна вспоминает: «В виду внезапности нападения захватчиков на нашу страну, в лесах Брестской области в окружении оказалось много солдат Красной Армии, на местах боев оставалось много оружия и боеприпасов. Наши родители твердо знали, что оружие непременно скоро нам пригодится. Поэтому вся наша семья активно собирала пулеметы, винтовки, наганы, бинокли, ящики с патронами и с толом. Все тщательно прятали на своем хуторе и в ближайшем лесу, в надежде и с уверенностью, что очень скоро во всеоружии сможем подключиться к отпору захватчиков.

В течение несколько ночей красноармейцы подходили к нашему дому у леса. Помогали раненым бойцам, обеспечивая их укрытием, питанием, перевязочными материалами. Родители ночью переносили их в новые укрытия, а мы с сестрами, тщательно соблюдая конспирацию, длительное время носили им пищу и все необходимое. После излечения ночью приводили их домой на прощанье и переправляли через реку в восточном направлении.

Все это надо было делать очень осторожно и скрытно от соседей, так как с первых дней гитлеровцы издали приказ – расстреливать каждого за малейшую помощь бойцам Красной Армии, за оружие, за патрон и даже за найденную во дворе или доме гильзу».

Иванова Зинаида Константиновна (19.12.1927-31.07.2015), родилась в г. Чудово Новгородской области. В августе 1941 года в семью пришла горькая весть – погиб отец. Мать ушла на фронт, оставив её с бабушкой. Зинаида рвалась на фронт. Однажды Зинаида Иванова оказалась в лесу, где грузили снаряды в машины, она залезла в кузов грузовика и спряталась за ящиками. Так, 23 февраля 1942 года, в возрасте 13 лет, она стала дочерью полка в противотанковом дивизионе. С ней неделю повозились, хотели отправить её в детский дом, на что она сказала, что сбежит и оттуда, чтобы отомстить за отца. В штабе дивизии девушку первым делом спросили: «Что ты умеешь делать?» И её посадили оформлять похоронки. Их было писать нелегко. Погибали сотни солдат. Вскоре её определили на курсы связисток при штабе дивизии. Зинаида Иванова успешно освоила эту военную специальность и была направлена в 1247-й стрелковый полк 377-й стрелковой дивизии Волховского фронта. Под ураганным огнем она искала обрывы проводов и сращивала их. Служба была опасная. В неполных 15 лет получила медаль «За отвагу» за личный подвиг. В 1943 году в стрелковой дивизии открылись снайперские курсы и Зинаида Иванова добровольцем записалась на них. Держали оборону в болотистой местности. Жили в нечеловеческих условиях, но выстояли. 

Рогаль Леонид Иванович (27.07.1925-27.01.2022) родился в г. Речица, Гомельской области Белорусской ССР. В июне 1941 года окончил среднюю школу. Утром 22 июня 1941 г., сразу после выпускного вечера, для Леонида Рогаля и миллионов советских граждан началась Великая Отечественная война. Вместе с отцом – директором школы он добровольцем вступил в отряд народного ополчения, оказывали помощь частям Красной Армии. С лета 1942 года 16-летний Леонид Рогаль добровольцем вступил в партизанский отряд им. Климента Ворошилова. Отряд входил в Гомельское партизанское соединение, которое наносило ощутимые удары по противнику. В декабре 1943 года после освобождения Гомельской области Леонида Рогаля вместе с другими партизанами мобилизовали в Красную Армию. Служил в зенитном дивизионе 128-й отдельной зенитно-артиллерийской бригады Ленинградской армии ПВО, охранял от налетов фашистской авиации небо ленинградских пригородов – Пушкина, Пулкова, Павловска.

Фаустова Мария Георгиевна (27.12.1922-15.06.2022) родилась в г. Елец, Липецкой области. Накануне войны она перешла на 2-й курс педагогического института. Добровольцем поступила на курсы военных радистов. С ноября 1941 года служила в 199-й стрелковой дивизии 38-й армии Юго-Западного фронта. В боях получила ранение. Затем служила радистом в 131-й стрелковой дивизии, 62-й армии (впоследствии 8-я гв. армия), участвовала в Сталинградской битве. В сентябре 1942 года получила ранение, была угроза ампутации ноги. Признана медицинской комиссией негодной для военной службы и уволена с Вооруженных сил в январе 1943 года.

Из воспоминаний М.Г. Фаустовой: «21 июня 1941 г. закончила 1-й курс Сталинского педагогического института. Когда началась война мне было 18,5 лет, я проживала в г. Краматорске. Я решила добровольно пойти в Красную Армию. Меня сначала не хотели брать, мотивируя, что у меня нет военной специальности. В середине июля 1941 года я узнала о наборе 30-ти человек на курсы военных радистов в г. Сталино (Донецк), и на этот раз меня включили в список первой. С 23 июля 1941 г. меня зачислили на курсы военных радистов и нас новобранцев торжественно провожали в армию. Курсы радистов находились в Харькове. После окончания курсов 6 ноября 1941 г. я была направлена в 199-ю стрелковую дивизию 38-й армии Юго-Западного фронта на должность радиста.

В первых числах августа 1942 года пришел приказ о расформировании 38-й армии (из-за больших потерь) с передачей оставшегося личного состава в распоряжение 62-й армии Сталинградского фронта. Я была направлена в 131-ю стрелковую дивизию 62-й армии и работала радисткой на штабной дивизионной радиостанции. Наша 131-я дивизия в период Сталинградской битвы сражалась упорно. Особенно ожесточенные бои были в излучине Дона и при отходе с боями к Сталинграду – в поселке Купоросное и на лесозаводе в районе Нижней Ельшанки, а затем в районе элеватора. 13 сентября 1942 г. из-за серьезного воспаления неокрепших швов ранее полученного осколочного ранения правой ноги была переправлена   вместе с другими раненными из Сталинграда на барже на левый берег Волги под обстрелом и направлена на лечение в военный госпиталь в г. Саратов, а затем на долечивание в г. Алма-Ата».

Анфилофьева (Соколовская) Мария Михайловна (22.01.1923-23.01.2021) родилась в д. Будимирицы Псковской области. Мария Соколовская поступила в институт в г. Николаев, начала заниматься парашютным спортом. В 1930-е годы в СССР многие юноши и девушки мечтали стать авиаторами. Для Марии Соколовской примером для подражания стала известная летчица Марина Раскова, которая в 1938 году вместе с В.С. Гризодубовой и П.Д. Осипенко совершила беспосадочный перелёт по маршруту Москва – Дальний Восток, установив женский мировой авиационный рекорд дальности полёта.

21 июня 1941 г. Мария Соколовская приехала после окончания сессии на каникулы к родителям в Сочи. На следующий день она услышала выступление по радио Народного комиссара иностранных дел СССР, заместителя председателя Совнаркома СССР В.М. Молотова, в котором он сообщил о нападении нацистской Германии на Советский Союз и объявил о начале Отечественной войны против агрессора.

1 августа 1941 г. Мария Михайловна добровольно поступила на 3-х месячные курсы военных радистов на базе Сочинского аэропорта. По окончании курсов ее назначили на должность радиооператора Сочинского аэропорта, а весной 1942 года перевели на аэродром Закавказского военного округа в г. Минеральные воды. В августе 1942 года в ходе наступления немецко-фашистских войск на Кавказ, как вспоминала Мария Михайловна, в небе появился наш самолет. В ходе сеанса радиосвязи выяснилось, что на аэродроме остались девушки-связистки. Самолет приземлился и забрал оставшихся связисток под грохот канонады приближающегося фронта. Самолет прилетел в Тбилиси, где формировался (8) 23-й отдельный авиаполк Гражданского воздушного флота в составе 2-й воздушной армии.

С августа 1942 по апрель 1945 года Мария Соколовская – радист-пеленгаторщик в роте связи 23-го авиаполка. Полк выполнял задачи по доставке военных грузов, офицеров высшего командного состава и эвакуации тяжелораненых. Авиаполк участвовал в обороне Кавказа, освобождении Кубани, Крыма, Украины, в битве на Курской дуге, освобождении Польши, во взятии Берлина, освобождении Праги, обеспечивая войска 1-го Украинского фронта.

22.04.1945 г. Мария Михайловна по ее просьбе назначена бортрадистом в экипаж транспортного самолета «Дуглас» (Douglas DC-3), став первой женщиной-бортрадистом в военно-транспортной авиации. Война для нее закончилась 14 мая 1945 г. после освобождения Чехословакии.

Кирсанов Виктор Иванович родился 25 июля 1932 г. в деревне Радгостицы Лужского района Ленинградской области. С декабря 1942 по июнь 1947 года – воспитанник 631-го батальона аэродромного обслуживания (БАО) 3-й воздушной армии (ВА) Северо-Западного фронта.

В.И. Кирсанов закончил Московский авиационный институт, с 1959 по 2003 год работал лётчиком-испытателем в Лётно-исследовательском институте имени М.М. Громова Министерства авиационной промышленности СССР. 18 августа 1977г. В.И. Кирсанову присвоено звание «Заслуженный лётчик-испытатель СССР».

В.И. Кирсанов вспоминает: «В феврале 1942 года во время бомбёжки папу ранило, и он скончался. С мамой и сестрёнкой я был отправлен в Пестово в эвакуацию по северной железной дороге Москва-Ленинград, по которой подвозили продукты в блокадный Ленинград. Мама устроилась в воинскую часть, и мы с сестрёнкой были с ней до конца 1942 года. А потом я, убежав от мамы, отправился мстить за папу. Шел по дороге, где-то меня подобрали водители, и с этого времени я стал воспитанником 631-го батальона аэродромного обслуживания (БАО). Наш 631-й БАО входил в состав 3-й воздушной армии (ВА) на Северо-Западном фронте. Потом 3-я ВА громила с воздуха фашистские войска в районе Ржева, Белого и Великих Лук, прикрывая подступы к Москве.

Зима 1942-1943 годов была снежной. Самолёты находились на земле больше, чем летали. Наш БАО обслуживал штурмовой авиационный полк, воевавший на самолётах Ил-2. Там я встретился с командующим 3-й воздушной армии генералом М.М. Громовым. Это был великий лётчик, легендарный командир экипажа одномоторного самолёта АНТ-25, выполнившего беспосадочный перелёт из Москвы в Сев. Америку через Северный полюс. Я стоял рядом с его самолётом и с интересом рассматривал его. Генерал Громов подошёл ко мне и спросил: «Лётчиком хочешь быть?» Я ответил: «Очень хочу быть лётчиком! Буду, товарищ генерал!» Тогда, по его указанию, меня в первый раз прокатили на самолёте У-2. И в тот момент я понял, что заболел авиацией! И заболел авиацией на всю жизнь!»

P.SЭстафету поколения фронтовиков Великой Отечественной войны, многие из которых добровольцами ушли защищать свою Родину, приняли их внуки и правнуки. Начиная с 2014 года, на Донбассе и в Новороссии сражаются десятки добровольческих подразделений, а с началом Специальной военной операции на Украине добровольческое движение в России стремительно набирает обороты.  

20.02.2023 г.                                                                                                                                         А.И. Гончаров

 

 

 

Просмотров: 583 | Добавил: sgonchar
Всего комментариев: 0
avatar
close