Специальная военная операция на Украине: российско-китайские отношения, реакция коллективного Запада  и проблема Тайваня – анализ западных взглядов

Если суммировать взгляды западных аналитиков на эти проблемы, то можно прийти к следующим выводам.

Россия как противовес и отвлекающий маневр

Как минимум, само существование России является одновременно противовесом и стратегическим отвлекающим маневром, который отвлекает внимание США от Китая на Европу.

Зависимость России от Китая в плане экономической, технологической, политической и дипломатической поддержки будет расти пропорционально ее изоляции от Запада.

Изоляция России еще больше подтолкнет ее к позиции младшего партнера в отношениях, одновременно увеличивая ее экономическую и стратегическую зависимость от Китая.

Если Китай решит активно помогать военным усилиям России в специальной военной операции, этого может быть недостаточно, чтобы переломить ситуацию, но это будет способствовать затягиванию военных действий, увеличению гуманитарных потерь и дальнейшей эскалации конфликта и напряженности.

Российская экономика далеко не так развита, как китайская, но коллапс российской промышленности и технологий, который, как предполагают западные аналитики произойдет в ближайшие месяцы, поскольку экспортный контроль и санкции ограничивают импорт из-за рубежа, говорит о том, что современная экономика и автаркия невозможны.

Западные аналитики используют термин «Крепость Россия» и считают, что она не смогла добиться полной самодостаточности. В то же время ее успех в снижении зависимости породил ее скрытую уязвимость, поскольку в результате, как считают, из-за применения к России более драконовских санкций произошло снижение издержек для проукраинской коалиции.

Китай в стороне, но не отказывается от поддержки России

На самом деле влиятельные силы в Китае выступают против отказа от поддержки России, потому что США не предлагают за это никаких вознаграждений, а в Китае опасаются, что он – следующий в списке после России.

С точки зрения внутренней политики Китая переориентация его политики в отношении России была бы равносильна молчаливому признанию политической ошибки в плане создания стратегического партнерства с Россией, а это просто неприемлемо в сегодняшней китайской политике.

Война открывает перед Китаем новые возможности – связи Китая с Россией рассматриваются как рычаг для установления промежуточного положения  между Россией и Западом.

Китай несомненно будет использовать свой жесткий и эгоистичный политический подход к вовлечению России в самый серьезный кризис со времен распада Советского Союза, чтобы извлечь максимальную выгоду из своих долгосрочных внешнеполитических целей.

Дружественная, экономически зависимая, богатая ресурсами Россия предоставляет Китаю ценный и обширный стратегический “задний двор”, необходимый для его долгосрочной конкуренции и возможной конфронтации с Соединенными Штатами.

Китай может бросить России экономический спасательный круг через свои банки и отечественные финансовые системы, увеличить импорт российских товаров и оружия (по значительно более выгодным ценам, чем до войны) и – в случае экономического коллапса России – предоставить пакет экономических мер по спасению.

По оценкам Пекина, он может избежать западных санкций благодаря мощи китайских экономических рычагов и тайным каналам связи с Москвой. Он также может счесть санкции приемлемой ценой за лояльность и зависимость России.

В то же время чтобы не получить выговор за обход западных санкций, вместо того, чтобы спасать Россию от режима санкций, Китай, похоже, остается в стороне и соблюдает новые ограничения. При этом если война и реакция Запада обострятся, Китай может пересмотреть свои обязательства перед Москвой в плане стратегического партнерства.

С началом войны на Украине одной из тем, которая появилась в популярных и избирательных размышлениях китайских СМИ о конфликте, является укрепление экономической, технологической и военной самодостаточности Китая.

Учитывая уроки украинского кризиса, Китай ускорит снижение зависимости от западных финансовых систем, технологий и ресурсов. Эта задача уже выполняется, но ее будет трудно выполнить в краткосрочной и среднесрочной перспективе, учитывая зависимость Китая от западных рынков, капитала и технологий.

Однако, несмотря на попытки Пекина добиться самодостаточности, Китай останется далеко не столь независимым от ключевых источников производства, таких как полупроводники.

Сможет ли международное сообщество эффективно изолировать Китай так, как оно это сделало с Россией? Рынок Китая намного больше, и разорвать связи с ним будет сложнее, если вообще возможно. Китайское правительство знает об этом и поэтому может считать, что в отличие от России оно сможет противостоять постоянному давлению со стороны Запада.

Китай извлечет уроки из ошибок России в военной области, в дипломатии и в информационном пространстве.

Для того, чтобы противостоять США в долгосрочной перспективе, Китай, вероятно, будет избегать прямой конфронтации и изоляции. Он будет играть по правилам, сохраняя при этом стремление изменить их. На словах Китай, по-видимому, принимает сторону России, но на практике Китай всегда стремится продвигать свои собственные интересы. На данный момент эти интересы включают избирательное взаимодействие с Западом.

Пекин, вероятно, будет действовать осторожно, продолжая решать трудную задачу осуждения санкций в отношении России, в то же время спокойно избегая действий, которые могли бы вызвать против него жесткую реакцию проукраинской коалиции.

США нужно максимально вбить клин между Китаем и Россией

Война усилила влияние Китая по отношению к США, поставив США перед выбором между его политикой в отношении России и политикой в отношении Китая, и усилила беспокойство по поводу безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе в связи с возможным уходом США из региона.

США предпочитают подчеркивать сдержанность Китая, как в осуждении России, так и в распространении информации о биолабораториях на Украине.

Как считают западные аналитики, сейчас США было бы разумно сделать все возможное, чтобы максимально вбить клин между Китаем и Россией. Как полагают, настало время вернуться к никсоновскому принципу “враг моего врага – мой друг”.

В этой связи предлагается сделать следующее.

Необходимо побудить и поддержать президента Владимира Зеленского обратиться к председателю Си Цзиньпину и приветствовать предложение Украины о создании будущего соглашения о безопасности для Украины, в которое также вошли бы китайцы.

Неразумно критиковать и подчеркивать идеологическую связь между Китаем и Россией в любое время, но особенно сейчас.

США необходимо заявить о поддержке принципов и взглядов, которые одобрил и принял Китай. Одним из таких принципов, лично отстаиваемых Си Цзиньпином, является создание “сообщества с общим будущим для всего человечества”.

Тайвань: Китай может рискнуть и пойти на военную операцию

Как полагают, Китай на фоне специальной военной операции на Украине, скорее всего, придет к выводу, что принудительное “воссоединение” с Тайванем в ближайшем будущем и при нынешнем балансе сил в Восточной Азии будет недостижимо.

В популярных дискуссиях на китайских платформах социальных сетей в ряде комментариев проводилось сравнение между Украиной и Тайванем, призывая китайское правительство вернуть Тайвань в орбиту Китая. Высокопоставленные китайские чиновники впоследствии разъяснили, что Тайвань – это не Украина, поскольку Тайвань уже является частью Китая. Некоторые крайне националистические комментарии также подверглись цензуре. Однако напористые настроения по отношению к Тайваню существуют и, возможно, были подкреплены специальной военной операцией России на Украине.

Официальные лица КНР используют пример Украины, чтобы предостеречь Тайвань от ожидания прямой военной помощи США.

Уроки, которые некоторые ученые из КНР извлекают из специальной военной операции, могут быть в равной степени применимы к Китаю и его будущим намерениям в отношении Тайваня.

Тем не менее, еще предстоит выяснить, сможет ли сплоченный и решительный ответ Запада на российскую операцию в Украине заставить лидеров КНР пересмотреть свои расчеты рисков в отношении Тайваня.

Как считают, Пекин может пренебречь любыми предупреждениями и рисками. Есть принципиальные различия между специальной военной операцией России на Украине и любым потенциальным вторжением Китая на Тайвань. Во-первых, в отличие от Украины, только дюжина или около того стран в настоящее время признают Тайвань суверенным государством.

Пекин также знает, что поддерживать коалицию для введения санкций против крупного китайского финансового учреждения будет гораздо труднее, чем вводить санкции против российских банков, не имеющих международных связей.

Ключевая роль Китая в напряженных глобальных цепочках поставок может также вселить в него уверенность в том, что коалиция не рискнет ударить по нему с помощью драконовского экспортного контроля, аналогичному тому, который направлен против России.

 

В.А. Гаврилов, военный историк

Категория: 2022 | Добавил: sgonchar (18.04.2022) | Автор: В.А. Гаврилов, военный историк
Просмотров: 53
Всего комментариев: 0
avatar
close