А.А. Хоменко, «Анатомия предательства»

Глава из военных мемуаров «Записки генерала ГРУ»,  А.А. Хоменко, командира 899-го Ростовского и Берлинского ордена Кутузова стрелкового полка 248-й Одесской и Берлинской Краснознаменной стрелковой дивизии. Дивизия находилась в составе 28-й, 44-й, 37-й гвардейской и 5-й ударной армий, действовала на Сталинградском, Южном, 4-м и 3-м Украинских и 1-м Белорусском фронтах.

С 1952 по 1987 годы А.А. Хоменко находился на военно-дипломатической работе по линии ГРУ ГШ ВС СССР.

Награды: орден Александра Невского, два ордена Отечественной войны 1-й степени, два ордена Красной Звезды, орден Трудового Красного Знамени, медали «За отвагу», «За боевые заслуги» и награды иностранных государств.

29 апреля 2021 г. генерал-майору в отставке Хоменко Александру Андреевичу исполнилось 98 лет. Сегодня он единственный в России командир стрелкового полка военной поры.

 

«Я много размышлял на эту тему – почему люди становятся пре­дателями? И что вообще есть предательство? Для меня это отнюдь не праздный и не абстрактный вопрос.

Как разведчик-профессионал, я, понятно, уже в силу своей госу­дарственной функции был обязан работать с агентурой, состоящей из граждан других стран. И чем шире агентурная сеть, чем больше у состо­ящих с нами «на связи» людей с возможностями добычи необходимой для нас информации, тем соответственно результативнее наша работа. Естественно, речь идет об информации, которую любое государство пытается укрыть всеми возможными способами, образно говоря, пря­ча ее за семью замками. Так вот, эти люди, граждане других государств, которые помогали нам, они кто, предатели? Нет! И еще раз нет!

Вполне понимаю, что кому-то сейчас я могу показаться пионерво­жатым времен «застоя», который рассказывает у костра сказочки о том, что если «нашего» отправляют на чужую сторонушку добывать какие-то секреты, то это, конечно, разведчик, живое воплощение лучших человеческих качеств, рыцарь без страха и упрека и прочее, и тому по­добное. Соответственно, если у этого рыцаря и находятся помощники, то исключительно из числа добровольцев и только исходя из сообра­жений идейного порядка, по велению души. И, разумеется, наоборот: если кто-то из-за рубежа работает в нашей стране, то он – презренный шпион, не брезгующий никакими способами. А если и находит кого себе в «агенты» в стране пребывания (СССР, России – не суть важно), то исключительно из среды самых жалких, морально разложившихся людишек, которые за рубль и маму родную продадут. Самое парадок­сальное, что это в основном правда.

Лично меня могут называть как угодно, хоть разведчиком, хоть шпионом, мне, право, без разницы.

Но что касается иностранных граждан, с которыми мне довелось работать, то заявляю предельно четко – они не были предателями сво­их народов. Я уже рассказывал о немце, бывшем военном летчике, ко­торому совершенно не за что было любить мою страну и меня как ее представителя, но который сам совершенно добровольно передал све­дения, секретность и значение которых переоценить невозможно. По­тому что он, ас канувшего в небытие фашистского люфтваффе, боль­ше не хотел войны и понимал, что на стороне нелюбимого им, мягко говоря, Советского Союза то, что называется Правдой.

Разумеется, этот случай был неординарным. Вместе с тем он, как капля воды отражает море, передает сам принцип, по которому граж­дане других государств, различных идеологических воззрений и рели­гиозных убеждений шли на добровольное сотрудничество с советской разведкой и за переданные сведения, иногда очень и очень ценные, не требовали того, что называется «денежным вознаграждением». Тех же, кто сотрудничал с нами только на материальной основе, к этой катего­рии, как правило, относить нельзя.

Так уж получилось, что лично я знал и предателей, если так можно выразиться, «в чистом виде». Некоторых из них, как, например, майора Анатолия Филатова (в свое время он работал со мной непосредственно в Алжире) разоблачили довольно быстро. Другие действовали годами, такие, как, на­пример, генерал-майор Дмитрий Поляков, и нанесли колоссальный ущерб стране, которая их родила и вырастила. И это вовсе не краси­вый словесный оборот или штамп, а истинная правда. Так вот, за время своей «работы» на США Поляков сдал около 20 наших разведчиков-нелегалов и десятки агентов-иностранцев. Именно с его подачи новые виды вооружения, которые были поставлены СССР в Иран, не были использованы с предполагаемой эффективностью во время войны в Персидском заливе в 1991 году. Хотя к этому времени Поляков уже два года как по приговору был расстрелян.

В свое время был у меня в подчинении Владимир Резун (известный по литературному псевдониму Виктор Суворов), который, как оказалось впоследствии, несколько лет работал на английскую разведку, а затем сбежал с семьей на Запад, где в настоящее время за­нимается написанием книг под псевдонимом Виктор Суворов.

Что типично: ни покойный Поляков, ни живой Резун никогда не заявляли, что действовали по каким-то там «идеологическим моти­вам». И никто им эти «мотивы» со стороны почему-то приписать не пытался и не пытается.

Другое дело – Олегу Пеньковскому, самому, пожалуй, известному широкой публике продавцу секретов СССР. Одно время, когда «де­мократические преобразования» дошли уже до абсолютного мараз­ма, появились даже публикации, в которых Пеньковского пытались представить уже и не предателем вовсе, а неким героем-одиночкой, борцом с «тоталитарной системой», все усилия которого были направ­лены якобы на сохранение мира на земле, и т. д. и т. п.

Тут уж не знаешь, возмущаться или удивляться. Единственным, хотя и слабым, утешением является понимание того, что во времена любых резких экономических и политических перемен у немалой части лю­дей, выражаясь современным молодежным сленгом, «сносит крышу». Предлагалось же после Октябрьской революции установить памятник Иуде... Хотя надо оговориться: некоторые «новомодные идеи» рожда­ются отнюдь не стихийно, а вырабатываются людьми циничными и уже затем исподволь проталкиваются в массовое сознание. Но к этому мы еще вернемся, а пока поговорим об Олеге Пеньковском.

В Академии имени М.В. Фрунзе сразу после окончания Великой Отечественной войны мы учились на одном курсе, в параллельных группах. На фронте он командовал бригадой гвардейских минометов,

более известных как «катюша». Награжден был несколькими боевыми орденами и медалями. Женился на 17-летней дочери генерал-лейтенанта Дмитрия Гапановича – члена Военного совета Московско­го военного округа. Был секретарем партийной организации курса. В общем, достойный офицер с блестящим будущим. Единственная, пожалуй, червоточинка – был слишком самовлюбленным, любил приударить за женским полом. Но бросать в него камень... Ну, мало тех, кто здесь не без успеха? В конце концов, не всем же повезло с женой, как мне.

После окончания академии Пеньковского для прохождения военной службы направляют в ракетные войска, а года через четыре принимаю! в то специфическое учебное заведение, которое ранее окончил и я.

Получив звание полковника, Олег Пеньковский командируется в Турцию на должность помощника военного атташе, а его младше­го по возрасту и званию товарища назначают старшим помощником. На мой взгляд, именно тогда Пеньковский сделал первый шаг к про­пасти. Ему невдомек было, что это назначение обусловлено прежде всего интересами дела – упомянутый «старший помощник» проявил себя офицером более грамотным, более способным. Но будущий пре­датель этого не понял и «пошел по начальству», доказывая, что именно он, как человек более заслуженный, имеющий весомые фронтовые за­слуги, должен занять более высокую должность...

Насколько знаю, ему пытались объяснить, доказать, что надо ра­сти в профессиональном отношении самому, но он, похоже, никаким доводам не внимал и продолжал рядиться в тогу обиженного. Перма­нентная обида – плохое подспорье в работе. Мало того, Олег Пень­ковский занялся абсолютно недопустимым для сотрудника разведки делом – периодической продажей ювелирных украшений и фотоап­паратуры на местном рынке и посещением ночных клубов. Самое, на­верное, пикантное (что, естественно, было выяснено спустя годы) то, что именно тогда Олег Пеньковский попал в поле зрения американ­ской разведки как реальный кандидат для вербовки. Но американцев тогда смутила наглость и нелепость действий Пеньковского, которого они восприняли подставной фигурой со стороны советской разведки. В общем, проявили бдительность.

По окончании командировки в Турции Пеньковский был убран из военной разведки «по неспособности» и направлен обратно в ракетные войска. И туг сыграл свою роль принцип «волосатой руки»; маршал артиллерии Советского Союза Сергей Сергеевич Варенцов, у которого Пеньковский некогда был порученцем, находит ему хоро­шее место. Должность генеральская, но, так как присвоение соответ­ствующего звания затягивается, Пеньковский опять считает, что его недооценивают, и ищет другое поприще для своих талантов. И тогда этот маршал, непосредственный начальник Олега Пеньковского, об­ращается к своему хорошему товарищу, новому руководителю ГРУ ге­нералу армии Ивану Александровичу Серову (до этого – председателю КГБ СССР) с просьбой – «вернуть» в военную разведку грамотного, умного, владеющего иностранными языками офицера, с которым не­когда обошлись несправедливо.

Ознакомившись с личным делом Пеньковского, Серов посчитал, что данная ему военным атташе в Турции отрицательная характеристи­ка необъективна. А в ней, в частности, было написано и про неудовлет­воренное честолюбие Пеньковского, и про его склонность к предатель­ству окружающих людей – то есть элементарному «стукачеству».

Таким образом, возвращение в 1959 году Олега Пеньковского в Главное разведывательное управление странным выглядит только на первый взгляд. «Рука», она и есть рука, и то, что после разоблачения Пеньковского по ней, а если точнее, по целому ряду «рук» прошлись топором, очень справедливо. А пока офицер, отрицательно зарекомен­довавший себя в зарубежной командировке, направляется в Управле­ние внешних сношений Госкомитета по науке и технике, где имеются самые широкие возможности для контактов с иностранцами. Навер­ное, стоит упомянуть, что непосредственным руководителем Пень­ковского в этом Госкомитете был Джермен Гвишиани – зять будущего премьер-министра СССР Алексея Косыгина.

Опять же в дальнейшем было установлено, что Пеньковский на этой должности неоднократно предпринимал попытки установить контакт с западными разведками и свои «предложения» передавал че­рез американских студентов, бизнесмена из Канады, а также англий­ского коммерсанта.

Признаем – контрразведка СССР в начале этой истории промахну­лась полностью. Хотя и была осведомлена о принадлежности к МИ-6 (разведка Великобритании) английского бизнесмена Гревилла Винна, с которым Пеньковский поддерживал контакты по работе. Как и супруги британского дипломата Дженет Чизхолм, которая привлекалась для проведения тайных операций.

В общем, в 1961 году Олег Пеньковский продался с потрохами и под­писал обязательство работать на американское и английское военные ведомства. По официальным данным, только за 1962 год им было переда­но в руки иностранных разведок (представляющих, напомню, страны, с которыми мы находились в состоянии «холодной войны») порядка пяти тысяч снимков и более семи с половиной тысяч страниц совершенно секретных материалов, в том числе непосредственно касающихся ядерной программы Советского Союза, ракетных войск, военно-воздушных сил, планов руководства СССР во внешней политике. Пеньковский был арестован в октябре 1962 года и приговорен к расстрелу.

Интересную линию защиты он выбрал в ходе суда, заявив, что ни много ни мало отстаивал... «интересы государства». Мол, он видел, что назревает война, в которой не будет победителей, а передавая сверх­секретную информацию, тем самым якобы снимал напряжение между противостоящими странами, или, точнее, блоками стран. Ну, и в том же духе.

Ладно с самим Пеньковским – он как мог защищал свою жизнь, но вот когда его «версию» подхватили в известное время другие... Понят­но, о каком времени вдет речь, и здесь уже даже не знаешь четко, как трактовать попытку выдать предателя за героя, едва ли не предотвра­тившего Третью мировую войну: то ли личной беспробудной глупо­стью всякого рода «публицистов», которые, как поганки после дождя, повылазили в огромном количестве в «эпоху перестройки и гласно­сти». То ли циничным прагматизмом целой плеяды (увы, именно так) предателей интересов страны, которые выступали здесь в роли кукло­водов. Цели же они ставили прозрачные – оправдание собственного предательства.

Но вернемся к Олегу Пеньковскому. Отправной точкой, первым шагом на пути к предательству, который в конце концов привел его в «расстрельную» камеру и к несмываемому позору, стало неуемное че­столюбие, стремление получить больше, чем он заслуживал, элемен­тарная зависть и, как следствие, озлобленность на всех и вся.

И все это такая ерунда – разговоры об «убеждениях». Будь они на самом деле, разве стал бы тогда Пеньковский фотографироваться в форме полковника Соединенных Штатов Америки и Великобритании (а ему это звание разведки обеих стран обещали) и торговаться, как лавочница на базаре, насчет сумм «вознаграждения».

Я бы покривил душой против правды, если бы взялся утверждать, что внешняя политика нашего государства всегда отвечала «лучшим чаяниям человечества». И я, обладая соответствующей информаци­ей в значительно большем объеме, чем среднестатистический гражданин Страны Советов, был прекрасно об этом осведомлен. Но правда, под­черкну это еще раз, была на нашей стороне. И ведь что характерно – все западные разведки до упомянутой «эпохи перестройки» признава­ли, что в нашей стране исключительно тяжело «работать», потому что найти себе «помощников» среди советских людей очень трудно – они не продавались. «Предательство по самой своей сути нетипично для советских граждан» – это выдержка из аналитической справки ЦРУ начала 1970-х годов.

Мое твердое убеждение: мы можем сколько угодно – «на кухне» или публично – критиковать наше правительство или все, скажем так, ми­роустройство, но это – наше внутреннее, если хотите, семейное дело. Ничто не может служить оправданием предательству!!! И точка!

Кстати, довольно забавно получается с «критиками». Когда совет­ские войска вошли в Чехословакию, на Красную площадь протесто­вать против этого вышло, если не ошибаюсь, человек пять или шесть. Мне, например, это бы и в голову не пришло, естественно, потому что это было решение правительства, а точнее, верхушки партии, в кото­рую (партию, разумеется, а не «верхушку) я вступил добровольно – на передовой, перед наступлением летом 1942 года. Но эти люди заслу­живают глубокого уважения, хотя, подчеркну, я с ними и не согласен. Они знали, что реакция на эту «акцию» будет самая жесткая, но у них были убеждения и их нельзя считать предателями, потому что они ни­кого не предавали и не продавали. Потом, уже при М.С. Горбачеве, оказалось, что советские люди «протестовали» против ввода войск едва ли не в массовом порядке – в кого ни плюнь, так точно попадаешь в борца против «тоталитаризма» или ярого приверженца «демократии». Примерно такая же история получилась и с количеством «защитников Белого дома» в Москве (события 21 сентября - 4 октября 1993 г.) ...

Теперь мы знаем, что за предательство платят не только деньгами, но и «популярностью». Скажите на милость, чего ради недоброй памяти по­следний Генсек, он же первый и последний Президент СССР, М.С. Горбачев в Германии был объявлен «самым главным немцем» или как-то там еще? За то, что в одночасье была порушена самая мощная группировка войск СССР, дислоцированная на территории ГДР? Что солдат и офице­ров, а также членов семей военнослужащих выдворили оттуда в чистое поле, что прекрасно обустроенные военные городки, аэродромы, танко­дромы и т.д. и т.п. были отданы практически за бесценок?

Предатель ли М.С. Горбачев (а он еще получил Нобелевскую пре­мию как «миротворец» и высший американский орден «За победу в холодной войне») по отношению к своим солдатам, своему народу? Да. А к своей стране? Всему «социалистическому лагерю»? Однознач­но, на мой взгляд. Здесь вопрос не о том, была или нет необходимость в принятии мер для того, чтобы вывести страну из экономического и политического тупика (который, в свою очередь, обострил все сферы жизни СССР), – это как раз сомнений не вызывает. Но все делалось до того неразумно, что создается впечатление об осуществлении чьего-то сценария. Плата? Так эта упомянутая выше «популярность». Правда, в пределах нашей страны, России, да и в бывших республиках СССР, ставших ныне самостоятельными государствами, она прямо противо­положна той, которую М.С. Горбачев имеет за пределами границ быв­шего Советского Союза. Года два или три назад мелькнуло в СМИ сообщение, как толпа наших сограждан весьма энергично принялась молотить своего соотечественника (милиция еле отбила), который, к своему несчастью, оказался похож на Михаила Сергеевича. Хотя, ду­маю, только прекраснодушная западная интеллигенция воспринима­ет Горбачева так, как он в странах Запада трактуется. Миротворцем, сторонником демократии и пр. Стоящие же во главе политики вос­принимают данного деятеля совершенно иначе: так, как он того за­служивает, – марионеткой. Сейчас он публично кается, признает свои «ошибки», но это крокодиловы слезы.

Ну а образцом выхода из кризиса, вроде того, в котором оказался Советский Союз, является Китайская Народная Республика. Надо признать, повезло китайцам, что у них у «руля» в трудный период ока­зался настоящий лидер, который, как лидеру страны и положено, во главу угла ставил не самолюбование, а государственные интересы. Ре­зультаты мы видим – КНР развивается самыми интенсивными темпа­ми и уже по праву может считаться сверхдержавой, для которой Россия теперь является – чего скрывать! – чем-то вроде сырьевого придатка: достаточно внимательно вчитаться в перечень того, что мы поставляем в Китай и соответственно наоборот.

Можно, конечно, вспомнить, как жестоко – танками – было по­давлено выступление студентов на главной площади Пекина Таньань-мынь. Жалко людей, которые вышли на эту площадь для «протеста против существующего режима». Имею в виду тех, кто действовал ис­кренне, – неважно, под влиянием душевного порыва или вследствие внутренней убежденности. Но опять же, та жесткость – даже, называя вещи своими именами, – обошлась китайскому народу гораздо дешев­ле, чем проявление мягкотелости. Китай, он ведь тоже не однороден, и последствия «демократических перемен» там могли быть не менее плачевными, чем в СССР.

Самое главное, а это в истории человечества повторяется постоян­но, то, что практически все основные организаторы выступления на главной площади КНР остались живы-здоровы. Как и те, разумеется, кто оплачивал их совсем даже не безбедное проживание в стабильных своим богатством государствах. Или богатых своей стабильностью. Здесь уж как будет угодно.

Я ни на что не намекаю, просто задаю вопрос: а чем живут всяко­го рода «диссиденты»? Те, кто помельче, так сказать, работающие на «земле», понятно – за средства, поступающие от «инакомыслящих», более крупного пошиба. Как правило, вальяжных, в прекрасно сши­тых костюмах, галстуках ценой со среднего пошиба авто и пр. Они-то откуда деньги берут? Деньги у того, у кого власть. Власть рождает деньги и наоборот.

А как относиться к Б.Н. Ельцину, который вместе с двумя своими «коллегами» (Л.М. Кравчуком и С.С. Шушкевичем), по сути, наплевал на мнение народа, ясно высказавше­гося на референдуме за сохранение единой страны?.. Конечно, нужно время, чтобы все стало более понятным и каждому было воздано по заслугам. Примеча­тельно, что когда современных китайцев спросили об их отношении к Великой Французской революции (1789 год), то они мудро ответи­ли: «Прошло еще мало времени, чтобы оценить ее роль во всемирной истории».

Но одно, во всяком случае, ясно: когда предателями интересов на­рода, государства, становятся его руководители, то вовлекают в свою «орбиту» и некоторых лиц из окружения. Потому как каждый подби­рает подчиненных себе под стать, а те в свою очередь равняются на руководителей. И профессиональные качества, умение делать дело здесь уже никакой роли не играют.

Владимир Бакатин (назначен Горбачевым министром МВД СССР 20.10.1988 , а затем с 29.08.1991 – председателем КГБ СССР), например, который в качестве «доброй воли» передал американцам такие секреты, что... слов нет, а если и имеются, то сплошь нецензурные. Бывший министр МВД, по его собственному утверждению, при­шел на пост Председателя Комитета государственной безопасности с задачей «реформировать организацию», а точнее, разрушить орга­ны государственной безопасности, о чем он сам пишет в своей книге «Избавление от КГБ». 5 декабря 1991 года Владимир Бакатин передал послу США в СССР Ричарду Страуссу техническую документацию, относящуюся к установке и использованию сверхсекретных прослу­шивающих устройств в новом здании посольства США в Москве, а также списки наших разведчиков за рубежом.

Разумеется, можно только приветствовать шаги по укреплению до­верия между государствами. Есть, например, и международный документ, принятый в Вене о мерах доверия в области безопасности. Но за­чем же доводить эти «меры» до абсурда?

В случае с Бакатиным даже самые ярые приверженцы ориентации на «западные ценности» – те, которые являются людьми именно убеж­денными в своей правоте, а не купленными с потрохами, и то, скажем образно, крутили пальцами у виска: мол, ребята, доверие есть доверие, но вы что, совсем, что ли...

Поневоле вспоминается практически неизвестный широкой пу­блике визит в СССР в 1978 году начальника разведки Объединенного комитета штабов вооруженных сил США генерал-лейтенанта Вильсо­на, который обратился с письмом к начальнику Генерального штаба – первому заместителю министра обороны СССР Маршалу Советского Союза Н.В. Огаркову с просьбой принять его для обсуждения вопро­сов возможного сотрудничества и изложения на этот счет позиции американского командования. В итоге именно мне поручили провести беседу с высокопоставленным импортным «коллегой».

Дословно всю его речь не приведу, но за смысл ручаюсь. Мы, го­ворил Вильсон, находимся в таком состоянии, что вынуждены вести друг против друга активную разведку. Сотрудники военных атташе двух стран, нелегальные агенты, постоянно стремятся получить се­кретную информацию любыми способами и неизбежно совершают много ошибок. В результате информация зачастую поставляется «на­верх» искаженная и нередко завышает «степень угрозы», которую не­сет каждая из стран для другой. Мы много усилий тратим для выявле­ния и задержания ваших разведчиков, вы соответственно наоборот. И высказал предложение – не лучше ли создать систему обмена боль­шей части стратегической информацией, дабы избежать серьезных ошибок. Разумеется, не всей, но есть же такая, которая не содержит в себе чисто военных секретов, а все равно в той или иной степени появляется в средствах массовой информации и других открытых ис­точниках. И еще он довел мнение американского руководства, кото­рое не считает Советский Союз таким уж страшным врагом, который только и мечтает развязать войну против США и его союзников, и по­просил, чтобы и в СССР не числили Соединенные Штаты оголтелым агрессором.

Ответ генералу Вильсону был однозначен: его позиция будет дове­дена до моего руководства... Как и предполагалось, создание такого вот «обмена» признали нецелесообразным, ибо верить американцам в то время было нельзя.

Ну а так как Вильсона не приняли ни министр обороны, ни началь­ник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, хотя он прибыл в Советский Союз по поручению министра обороны США, выводы он сделал свои... В американском посольстве в Москве он собрал военных атташе всех западных стран (плюс пригласил от Варшавского договора военного атташе Румынии) и передал им состоявшийся со мной раз­говор. И сделал напрашивавшийся вывод – русские не хотят идти по пути снижения конфронтации.

Наверное, тогда наше руководство, начисто отказавшись контак­тировать с американцами по обмену информацией, имело на то свои аргументы. А выдавать совершенно секретные сведения разве это не предательство?

Кстати, в ответ на «акт доброй воли» председателя КГБ Владимира Бакатина наша страна от американцев получила шиш с маслом, что еще раз доказыва­ет: доверие доверием, но государственные секреты – это государствен­ная тайна. Да сам Бакатин всегда подчеркивал (цитирую дословно из его кни­ги): «Я всегда олицетворял себя с командой Михаила Сергеевича». Горбачева, то есть.

При всей ненависти к предательству и предателям Бакатина мне даже жалко – жалкий (извините за тавтологию) исполнитель воли пре­дателей высшего пошиба. Хотя, несмотря на личную жалость, по мое­му же личному мнению, он заслуживает полного презрения, если не более...

В настоящее время благополучно проживает в Соединенных Шта­тах бывший генерал-майор КГБ Олег Калугин. Самый молодой гене­рал Комитета государственной безопасности. На церемонии посвя­щения Калугина в американцы в отделении службы иммиграции и натурализации в Балтиморе его спросили, как и предписывает прото­кол, состоял ли он в Коммунистической партии и имел ли судимость. Олег Калугин ответил, что был членом КПСС, а сейчас осужден на 15 лет лишения свободы. Его ответы молча зафиксировали и сразу до­пустили к церемонии принесения присяги звездно-полосатому флагу. А ведь по закону самих же США за подобные преступления его судьба должна была бы закончиться на электрическом стуле.

Остается напомнить, что генерал-майор Калугин, получив в 1972 году право носить лампасы на штанах, ушел в отставку в 1989 году. И начал публичную критику той службы, в которой работал и дослу­жился до генерала. Участник движения «Демократическая Россия», депутат Верховного Совета СССР. В июне 1990 года указом Горбаче­ва был лишен генеральского звания. Прокуратура СССР возбудила в отношении Калугина уголовное дело за разглашение государственной тайны. Ну а после августа 1991 года уголовное дело против Калугина было прекращено, Борис Ельцин вернул ему звание и награды. Госпо­дин Калугин работал советником председателя КГБ Вадима Бакатина. В конце 1995 года уехал в США, где ему в кратчайшие сроки – в том же году – было предоставлено американское гражданство. Видимо, за­служил, так как в то время обычный срок ожидания грин-карты (вид на жительство в США)  длил­ся около трех лет.

Нетрудно назвать еще целый перечень лиц, чье предательство – неоспоримый факт. Да вы сами можете вспомнить, например, подняв сведения о том, какие гонорары получили авторы «воспоминаний» о своем вхождении в политику и участии в «преобразованиях» на тер­ритории бывшего СССР в западных изданиях (А.Б. Чубайс, например). Достаточно прикинуть тиражи этих самых изданий, а также количество их потенциальных читателей и гонорары. Ну какие тут могут быть вопросы?

Те, упомянутые выше высокопоставленные лица, кто, избежав суда людского, все равно рано или поздно предстанут перед неподкупным Судьей. И мне их уже жалко. Ведь памятник Иуде ни в одной стране, несмотря ни на какие «пе­ремены», так и не решились поставить! Верно?»

 

 

Категория: Статьи 2021 | Добавил: sgonchar (09.09.2021)
Просмотров: 243
Всего комментариев: 0
avatar
close