История Второй мировой войны в СССР и России: антигосударственная деятельность за государственный счет

Аннотация:

     Введение. Способна ли российская власть реализовать на практике защиту памяти защитников Отечества? События и процессы, связанные с осуждением в 1989 году в СССР Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом 1939 года, отказом в России от понятия «Освободительная миссия», искажением истории Второй мировой войны на примере установления в 2020 году дня воинской славы России – «3 сентября – День окончания Второй мировой войны (1945 год)», малоэффективной защитой памятника маршалу И.С. Коневу в Чехии и памятников советским воинам-освободителям в Болгарии, установкой государственными деятелями и организациями памятных знаков пособникам нацистов и совершавшим массовые убийства иностранным воинским формированиям на территории России (К. Маннергейму, «Чешскому легиону»), восхвалением фашистов ведущими государственного телеканала (Д. Киселёв, В. Соловьёв, ВГТРК «Россия»), и другие факты дают российскому обществу возможность оценить действенность государственной власти и предлагаемых поправок в Конституцию. Насколько они необходимы, если антигосударственная деятельность в исторической сфере осуществляется в России многие годы за государственный счет? 

ВВЕДЕНИЕ

     Великую Победу забирают у России постепенно: подвиг за подвигом, герой за героем, памятник за памятником. 3 апреля 2020 г. в центре Праги демонтировали памятник Маршалу Советского Союза И.С. Коневу. К выбору даты подошли с особым цинизмом, «приурочив» к 75-летию освобождения Красной армией столицы Словакии, которая прежде являлась частью единого государства – Чехословакии. 

     Фактически политика исторического ревизионизма выступает как одно из направлений воздействия на Россию со стороны США и их союзников. Одним из наиболее ярких её проявлений служат попытки уравнивания СССР и нацистской Германии с возложением на Советский Союз (фактически на Россию) ответственности за развязывание Второй мировой войны. Примером может служить резолюция Европарламента от 19.9.2019 г., в которой Советский Союз провозглашается, наряду с нацистской Германией, основным виновником начала Второй мировой войны. В таком случае Великая Отечественная война по сути лишается характера освободительной войны. При этом внешние враги России апеллируют к решениям, принятым руководством Советского Союза в 1989 году. 

     А что же происходит у нас самих, в России? Может быть, есть и доля нашей ответственности за происходящее за пределами государства? Может быть, мы сами изменяем истории Отечества и отказываемся от наших побед, от наших героев, предлагая установить памятники изменникам Родины?

     Сегодня некоторые российские «историки», политические деятели вновь высказывают тезис о необоснованном, на их взгляд, вторжении войск СССР на территорию ряда европейских стран в 1944-1945 годах. Появляются всё новые и новые интерпретации истории освобождения от фашизма, которое принёс миру Советский Союз. Но, если к началу 2000-х годов официальные государственные научные издания России говорили об «Освободительной миссии» как о «принятом в советской историографии названии боевой деятельности Вооруженных Сил СССР в  годы  Великой  Отечественной  войны  1941–1945 гг.», то уже к 70-летию Великой Победы (2015 г.) понятие «Освободительная миссия» вообще изымается из научного оборота российских официальных военно-исторических трудов. 

     Принятый в апреле 2020 года Федеральный закон (№ 126-ФЗ), которым установлен день воинской славы России «3 сентября – День окончания Второй мировой войны (1945 год)», не только не решает задачи по защите исторической правды на государственном уровне, но и искажает историю, обходит стороной факт победы над Японией, память о воинах-победителях и жертвах этой войны, повышает социальную напряженность в российском обществе, влечет значительные необоснованные расходы бюджета. 

    26 апреля 2020 г. в эфире программы «Вести недели» (ВГТРК «Россия 1») телеведущий Дмитрий Киселёв привёл список исторических деятелей, которым, по его мнению, следует ставить памятники в России. В этом списке оказался и изменник Родины, пособник нацистов Пётр Краснов.

     Принятый в России в марте 2020 года Закон о поправке к Конституции Российской Федерации предлагает две новые статьи, связанные с защитой государством его истории. В частности, п. 3 статьи 671, которой предполагается дополнить Конституцию России, гласит: «Российская Федерация чтит память защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды. Умаление значения подвига народа при защите Отечества не допускается».

     А способна ли российская власть реализовать на практике защиту памяти защитников Отечества? Истории с осуждением Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом 1939 г., отказом от понятия «Освободительная миссия», искажением истории Второй мировой войны, защитой памятника И.С. Коневу, предложениями и установкой памятных знаков пособникам нацистов на территории России (К. Маннергейму, П.Н. Краснову), и другие факты дают российскому обществу возможность оценить действенность государственной власти и предлагаемых поправок в Конституцию. Насколько они необходимы, если антигосударственная деятельность в исторической сфере осуществляется в России многие годы за государственный счёт?

ОСУЖДЕНИЕ ВЛАСТЬЮ СССР ДОГОВОРА О НЕНАПАДЕНИИ МЕЖДУ ГЕРМАНИЕЙ И СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ 1939 г.

     24 декабря 1989 г. Съезд народных депутатов СССР принял Постановление № 979-1, в котором осудил факт подписания «секретного дополнительного протокола» от 23 августа 1939 г. и других секретных договоренностей с Германией (п. 7 Постановления). Своё решение депутаты обосновали в том числе тем, что «просчёты, связанные с наличием обязательств Германии перед СССР, усугубили последствия вероломной нацистской агрессии» (п. 2), предпринятые в Договоре «разграничение «сфер интересов» Германии и СССР и другие действия находились с юридической  точки  в  противоречии  с суверенитетом и независимостью ряда третьих стран» (п. 5), протоколы «были использованы Сталиным и его окружением для предъявления ультиматумов и силового давления на другие государства в нарушение взятых перед ними правовых обязательств» (п. 7). 

   Очевидно, что данные обвинения несостоятельны с точки зрения исторической правды, подчёркивая их антигосударственный характер. Принятие Постановления можно расценивать как акт государственной измены, оболгавший историю Советского Союза, подвиг его народа и армии, освободивших государства Европы, спасших миллионы жизней народов мира, одержавших Великую Победу. Не случайно спустя два года, на волне предательства и отступничества, получившего легитимацию в высших органах государственной власти, как и в 1917 году, был разрушен СССР – государство, победившее нацизм, фашизм и милитаризм. 

     На новом этапе развития российской государственности лавры победителей, политическая самостоятельность и независимость наследников Великой Победы не дают покоя разжигателям Второй мировой войны.  С трибуны Европейского парламента Российскую Федерацию (правопреемница Советского Союза), российское общество призывают «смириться с его трагическим прошлым». Но теперь противники России апеллируют не только к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом от 23 августа 1939 г. и Секретному дополнительному протоколу, «прямым следствием» которых, по мнению Европарламента, «явилось вторжение Гитлера в Польскую Республику, а через две недели Сталина, который лишил страну её независимости» и «начало Второй мировой войны». Резолюция Европарламента 2019/2819 (RSP) от 19.9.2019 г. отсылает к Постановлению Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 г., которым «советские власти отрицали ответственность за это соглашение и его последствия» (п. К). Инициаторов Резолюции не устраивает, что российские власти, вразрез с решением советской власти, пропагандируют историческую правду о Второй мировой войне.

     То есть предательство внутри страны российской истории и подвига советского народа и его армии, совершённое верховной властью в 1989 г., обернулось не только развалом самого государства – Советского Союза, но и очередным актом информационной агрессии Запада против России спустя 30 лет, в 2019 году.

ОТКАЗ РОССИИ ОТ ПОНЯТИЯ «ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ МИССИЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ»

     По схожему сценарию развивается обстановка и вокруг Освободительной миссии Красной армии в Европе и в целом во Второй мировой войне. Если к началу 2000-х годов официальные государственные научные издания говорили об «Освободительной миссии» как о «принятом в советской историографии названии боевой деятельности Вооружённых Сил СССР в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.», то уже к 70-летию Великой Победы (2015 г.) понятие «Освободительная миссия» вообще изымается из научного оборота российских официальных военно-исторических трудов. Такой подход создаёт очередную угрозу информационной, общественной и государственной безопасности России. 

     На наш взгляд, осуждение в СССР договора с Германией 1939 г. и отказ в России от «Освободительной миссии» – это звенья одного процесса, руководимого извне. Его задача – доказать агрессивный характер политики Советского Союза, как «виновника» Второй мировой войны и негативных явлений европейской послевоенной конструкции. Решение данной и других задач служат цели дискредитации внешней политики современной России и подрыва её внутреннего единства.   

  Полагаю, целесообразно обратить внимание на неразрывную связь освободительного характера Великой Отечественной войны и Освободительной миссии Советского Союза в Европе, на суть и содержание Освободительной миссии, значимость сохранения этого понятия для России.

     Великая Отечественная война по масштабам и ожесточённости борьбы, по потерям и жертвам, которые она принесла, стала самой крупной трагедией в истории нашей страны и народа. Победа в ней была завоёвана дорогой ценой. Однако её смысл и значение определяют не утраты, а обретения. И одним из главных обретений стала свобода, устранение и/или ослабление пут, ограничивающих возможность проявления субъектом (человеком, общностью, государством) своей воли, возможность без внешних стеснений действовать в соответствии с обстоятельствами, но в собственных интересах. 

    Понимание и признание освободительной сущности войны нашло отражение в её названии – Отечественная. Тем самым было подчеркнуто, что в войне решался вопрос жизни и смерти государства (общества), вопрос сохранения сложившейся социальной и политической реальности.

    Освободительный характер Великой Отечественной войны советского народа против нацистской Германии выражается в следующем.

   Во-первых, в войне решался вопрос о сохранении самобытной цивилизации, имеющей многовековую историю. Заметим, что в этом контексте вопрос о характере государственного и общественного строя имеет вторичное значение.

    Во-вторых, советский народ отстаивал свое право на свободное, самостоятельное развитие, на избранный им путь. Важно понять – история Отечества есть единый процесс, обладающий развитой внутренней логикой. При всех идеологических, экономических, социальных различиях нельзя противопоставлять имперскую, советскую и современную формы Российского государства. Такой подход не только антиисторичен, но к тому же деструктивен и безнравственен, поскольку разрушает историческое сознание народа, сеет рознь между людьми и, в конечном счёте, ослабляет нас физически и духовно. Это наглядно продемонстрировала история с осуждением в 1989 г. Договора о ненападении между Германией и СССР от 23 августа 1939 года.

     В-третьих, одержав победу в войне, наш народ сыграл решающую роль в уничтожении германского нацизма, который в силу известных теоретических и практических характеристик, представлял собой глобальную и фатальную угрозу. Ликвидация этой угрозы, освобождение от её воздействия, в свою очередь, создала условия и предпосылки для последующего развития мирового сообщества.

   Ялтинско-потсдамская система мироустройства, создание и деятельность ООН, свидетельствуют, что и в этом отношении победа над нацистской Германией знаменовала освобождение человечества от абсолютизации войны как инструмента регулирования международных отношений. 

   В-четвертых, особенно зримо освободительный характер Великой Отечественной войны проявился в военных действиях Красной армии за пределами национальной территории. Они были мотивированы отнюдь не имперскими амбициями советского руководства. Об их необходимости было заявлено в решениях тегеранской, ялтинской, думбартон-оксской международных конференций, в других документах мирового сообщества. Что касается руководства нашей страны, то в заявлении советского правительства по радио 22 июня 1941 г., в речи И.В. Сталина 3 июля и 7 ноября 1941 г., Постановлениях ГКО от 10 апреля и 27 октября 1944 г., директивах и приказах ВГК, других документах провозглашалась задача освобождения народов Европы от оккупантов, содействия им в воссоздании своих независимых национальных государств, восстановлении хозяйства и культуры, предоставлении полной свободы в решении вопроса о своём государственном устройстве и социальном строе. 

    Обретение свободы может быть результатом различных причин, условий и факторов. Оно может стать следствием внутреннего разложения поработителя. Однако даже к 1944 г. идеологический и репрессивный аппараты Третьего рейха были ещё достаточно прочны; они обеспечивали контроль ситуации на собственной территории и оккупированных землях многих европейских стран. Следовательно, народы Европы не могли рассчитывать на обретение свободы в связи с ослаблением угнетателя.

     Свобода может быть завоевана собственными усилиями и борьбой народов захваченных стран. Но силы Движения сопротивления, внёсшего свой вклад в разгром фашизма, и военной машины вермахта были несопоставимы. Поражение Словацкого национального восстания и победа Сентябрьского восстания в Болгарии, драма Варшавского восстания и успех восстания в Праге убедительно говорят о том, что антифашистские выступления добивались успеха там и тогда, где и когда опирались на прямую военную поддержку сил антигитлеровской коалиции, прежде всего – Красной армии. И такая поддержка была. 

     Далеко не полный перечень литературы свидетельствует об устоявшейся позиции понятия «Освободительная миссия» (Красной армии / Советских Вооруженных Сил / Советского Союза) в историографии СССР и стран социалистического лагеря освобождённой от фашизма Европы [1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9]. При этом Советская военная энциклопедия 1978 г. определяет Освободительную миссию Советских Вооружённых Сил лишь как «военную помощь народам зарубежных стран в их освободительной борьбе против иноземных оккупантов». 

   Наиболее ёмкое определение понятию «Освободительная миссия» дано в энциклопедии «Великая Отечественная война 1941–1945 гг.»: Освободительная миссия Советского Союза во Второй мировой войне – вооружённая борьба СССР, политические, экономические и военные меры Советского правительства по оказанию помощи народам зарубежных стран в борьбе против сил фашизма и милитаризма, за национальное освобождение. … Цели СССР в отношении освобождаемых стран были сформулированы в Директиве СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г., в речи И.В. Сталина от 3 июля 1941 г. и в его докладе о 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции в ноябре 1941 г., в ряде постановлений ГКО и приказах Верховного Главнокомандующего, в декларации Советского правительства на Лондонской конференции 1941 г., в документах международных совещаний и конференций, подготовленных при активном участии Советского Союза, в заявлении СССР правительству Японии (8 августа 1945 г.) и в других документах. В них ставились задачи освобождения народов от фашистско-милитаристских захватчиков и содействия этим народам в восстановлении своих независимых государств, предоставления полной свободы в решении вопроса о социальном строе и государственном устройстве, создания условий, полностью исключающих возможность новой агрессии со стороны Германии и Японии, содействия в установлении мирного сотрудничества народов, помощи в восстановлении их экономики и культуры [10]. 

     Вместе с тем, российская Военная энциклопедия 2002 г. уже содержит следующее определение: «Освободительная миссия – принятое в советской историографии название боевой деятельности ВС СССР в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., связанной с оказанием военной помощи народам зарубежных стран в их освободительной борьбе против немецкого фашизма и японского империализма в восстановлении независимости и государственного суверенитета».

    За одним исключением повторяет данное определение Военно-энциклопедический словарь 2007-го года издания: «Освободительная миссия – принятое в советской историографии название боевой деятельности ВС СССР в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., связанной с оказанием военной помощи народам зарубежных стран в их освободительной борьбе против иностранных оккупантов» (было – «против немецкого фашизма и японского империализма в восстановлении независимости и государственного суверенитета»). Усечённая часть определения раскрыта в целях Освободительной миссии, среди которых также сформулированы: содействие в воссоздании независимых национальных государств, восстановление хозяйства и культуры, предоставление полной свободы в решении вопроса о своём государственном устройстве и социальном строе [11].

    Полагаем, что трактовки понятия «Освободительная миссия», данные в ВЭ и ВЭС, представляются менее корректными и исторически достоверными, чем в Энциклопедии 1985 г., поскольку сводят «Освободительную миссию» исключительно к боевой деятельности, военной помощи и обезличивают субъект противоборства. На самом же деле «Освободительная миссия» – более широкое и глубинное понятие.

   К 70-летию Великой Победы (2015 г.) понятие «Освободительная миссия» вообще изымается из научного оборота российских официальных военно-исторических трудов. Так, в фундаментальном многотомном труде «Великая Отечественная война 1941-1945 годов» используется понятие «интернациональная миссия СССР и его Вооружённых сил по освобождению народов более десяти стран Европы и Азии, находившихся под оккупационным и колониальным гнётом» [12]. Более того, авторы труда изымают Освободительную миссию и Освобождение из событий 1945 года Второй мировой войны, имеющих всемирно-историческое значение: к последним они относят «разгром агрессивной военной машины фашистской Германии весной 1945 г. и разгром милитаристской Японии в августе того же года» [12, с. 10].

    Научно-справочный труд «Великая Отечественная война: энциклопедия» использует понятие «Освобождение стран Европы Красной Армией», со следующим определением: военные действия советских войск по освобождению порабощённых фашизмом народов на завершающем этапе Великой Отечественной войны [13]. Термин «Освободительная миссия» присутствует в тексте статьи, но его значение не раскрывается. 

   Освободительная миссия Советского Союза во Второй мировой войне заключалась в следующем: ликвидации нацизма, как реакционного социально-политического явления, представлявшего собой угрозу мировой цивилизации (иначе говоря, в освобождении от нацизма); в освобождении оккупированных советских территорий; в освобождении стран, оккупированных Германией, её европейскими союзниками и Японией; в оказании материальной, военной, политической, дипломатической помощи народам зарубежных стран в борьбе против нацизма и японского милитаризма, за национальное освобождение; в освобождении советских военнопленных, советских граждан, угнанных в Германию; в освобождении иностранных граждан, лишённых или ограниченных в свободе на территории Германии и её европейских союзников.

    Огромная роль СССР и его Вооружённых Сил в победе во Второй мировой войне, освобождении многих народов от немецких и японских захватчиков, проявленные при этом советскими воинами самоотверженность и массовый героизм, действительно получили широкое признание. Оно нашло своё выражение в официальных документах, высказываниях видных политических и государственных деятелей (в том числе в послевоенный период) и рядовых граждан (включая немцев), многочисленных памятниках и других произведениях искусства. 

    Что касается послевоенной политической практики, следует признать, что утверждение в странах Восточной Европы просоветских режимов, ориентированных на сложившуюся в СССР модель социализма, не способствовало полному торжеству демократических идеалов в их государственном и общественном устройстве. Но это вовсе не повод для того, чтобы сожалеть о крушении нацизма или отвергать Освободительную миссию СССР в годы войны. Советская армия не несла народам полную свободу (оставим в стороне философский вопрос о том, что абсолютная свобода невозможна в принципе), но она освобождала их от нацистского диктата. Её приход – при всех действительных и приписываемых грехах Советского государства – означал восстановление попранного суверенитета и разрушенной войной экономики, нормализацию общественной жизни, возвращение её в привычные национальные формы. 

    Убеждён, что отказ от использования термина «Освободительная миссия» не только не даёт каких-либо зримых плюсов, но напротив – содержит значительные издержки для национальной безопасности России.

   Одним из рациональных решений представляется наполнение понятия «Освободительная миссия» объективным содержанием, правильное соотнесение его с категориями «освобождение» и «освободительный характер войны», убедительная демонстрация того, что суть Освободительной миссии – освобождение Отечества, освобождение от нацизма (в этом смысле правильно говорить о Германии, Австрии, Венгрии, Румынии, Финляндии, Болгарии), освобождение стран, оккупированных Германией и её европейскими союзниками и освобождение от японского милитаризма (Китай, Корея, Вьетнам).

ИСКАЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫМИ ОРГАНАМИ ВЛАСТИ РОССИИ ИСТОРИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

    Федеральным законом Российской Федерации от 24 апреля 2020 г. № 126-ФЗ установлен день воинской славы «3 сентября – День окончания Второй мировой войны (1945 год)» (памятная дата 2 сентября утратила силу). 14 апреля он был принят Государственной Думой и 17 апреля одобрен Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. 

   По мнению экспертов, установленная федеральным законом историческая дата не соответствует в своей формулировке исторической правде, задачам сохранения и защиты исторической памяти, патриотического воспитания граждан России, может явиться источником конфликта внутри российского общества. 

   Основное противоречие в позициях историков, политиков, общественных деятелей и ветеранов войны связано с датировкой памятного дня-события (2 или 3 сентября) и отсутствием в формулировке предлагаемого дня воинской славы слов «победа» и «Япония». 

    На второе обстоятельство, возможный конфликт в обществе, указывают граждане России, для которых 3 сентября – это ещё и день памяти о своих родных и близких, ставших жертвами террора в конце ХХ – начале ХХI века. День, когда поминают, вспоминают, молчат и льют слёзы… 

    Итак, аргументы экспертов против дня воинской славы России – «3 сентября – День окончания Второй мировой войны (1945 год)», которые были направлены и поступили в Администрацию Президента России, Федеральное Собрание Российской Федерации, публиковались в СМИ в ходе рассмотрения законопроекта.

    Первое. Закон вступает в противоречие с законодательством и влечёт неисполнение действующего (согласно пункта 2 раздела 2 Конституции Российской Федерации) Указа Президиума Верховного Совета СССР, установившего в 1945 году, что 3 сентября является Днём Победы над Японией – днём всенародного торжества. [14] До настоящего времени данный Указ не отменен и является действующим нормативно-правовым актом российской правовой системы. Действительность вышеназванного Указа подтверждена в мае 2019 года правовым управлением Совета Федерации Федерального Собрания. 

    Второе. Указом Президиума ВС СССР 3 сентября устанавливалось днём всенародного торжества – праздником победы над Японией «В ознаменование победы над Японией», а не по случаю окончания Второй мировой войны. Медаль, на которую ссылаются авторы законопроекта и их сторонники, – «За победу над Японией». Даже государственный праздник, установленный в Китае в 2015 г., к которому также апеллируют сторонники «3 сентября» в России, звучит как «День победы над милитаристской Японией (1945 года)».

     В соответствии с преамбулой Федерального закона от 13 марта 1995 г. № 32-ФЗ «О днях воинской славы и памятных датах России», настоящий закон устанавливает дни славы русского оружия – дни воинской славы (победные дни) России в ознаменование славных побед российских войск. Следовательно, предлагаемый день воинской славы, обязанный своим существованием победе на Японией в 1945 году, не может ограничиваться словами «окончание войны», а должен содержать термин «победа». В данном случае – историческое событие – победа над Японией. 

    Именно так закреплены в законе День победы русской армии под командованием Петра Первого над шведами в Полтавском сражении 27 июня (8 июля) 1709 года; День победы русского флота над турецким флотом в Чесменском сражении (1770 год) и т.д. В других случаях применяются термины «контрнаступление» (под Москвой 5 декабря 1941 года), «разгром» (немецко-фашистских войск под Сталинградом 2 февраля 1943 года), «взятие» (турецкой крепости Измаил 24 декабря 1790 года), «освобождение» (Ленинграда от блокады – 27 января 1944 года), аналогичные термину «победа».

     Третье. В 1945 году празднование установили на 3 сентября, что было обосновано. Тогда, в отличие от 9 мая (где была другая обстановка), праздник победы над Японией определили «на завтра». То есть событие сегодня случилось (9:02 по токийскому времени, на Дальнем Востоке СССР все уже шли, либо были на рабочих местах, в Москве – 03:02,), а завтра мы его празднуем. Оставлять вот это «на завтра» ежегодным праздником, в угоду единичным узаконенным празднованиям в 1940-е – порочная система. Праздник победы над Японией должен отмечаться 2 сентября, в день подписания Акта о безоговорочной капитуляции Японии.

     Четвертое.  Более  чем  странно  –  возвращаться  к  периоду 1945–1947 годов, чтобы отмечать 3 сентября вместо 2-го. 3 сентября 1945 г. ничего не происходило. 2 сентября был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Японии, в этой процедуре участвовал Советский Союз.

    Пятое. В соответствии с логикой авторов законопроекта и их сторонников, необходимо перенести и день взятия Кёнигсберга с 9 апреля на 10 апреля (на обороте медали «За взятие Кёнигсберга», как и в случае с победой над Японией, указано 10 апреля – последующий день). Следовательно – переименовать улицу «9 апреля» в Калининграде, переделать мемориальные плиты, вновь переписать учебники и т.д. 

     Шестое. 3 сентября в России, в соответствии всё с тем же неоднократно изменяемым ФЗ № 32, памятная дата – День солидарности в борьбе с терроризмом. 3 сентября – это день освобождения детей в Беслане. Каким образом депутаты Государственной Думы предлагают совмещать в один день два события: праздник победы, праздник окончания Второй мировой войны (торжественные мероприятия в Вооруженных Силах России, ст. 5 ФЗ-32) и трагический день в современной истории нашего государства, символизирующий все жертвы мирового террора на территории России? Наиболее вероятно, они об этом и не задумывались.

    Седьмое. Как ни задумывались депутаты Госдумы и о том, что принятие закона с изменением дня окончания Второй мировой войны потребует внесения корректировок в школьные учебники. Зачем это нужно? Для чего искажение исторической правды вносить в учебники? Это же сколько государственных средств не просто в никуда, а против государства! При этом в финансово-экономическом обосновании проекта закона расходы из федерального и региональных бюджетов на переиздание учебников (обеспечение их закупки образовательными организациями) не предусмотрено.

     После принятия законопроекта в Государственной Думе и одобрения Советом Федерации ведущие историки России, патриоты предложили Президенту Российской Федерации отклонить законопроект и внести в его текст поправку со следующей формулировкой дня воинской славы России «2 сентября – День победы над Японией – окончание Второй мировой войны (1945 год)». Пока законопроект находился на подписи у Президента России В.В. Путина, кроме того предлагалось обратить внимание на очень важные обстоятельства в процессе его принятия. По сути речь идёт о нарушении Указа Президента России от 31 июля 2013 г. № 659 «О порядке установления в Российской Федерации памятных дней и профессиональных праздников» и злоупотреблении должностными полномочиями. 

   Первое. Правительство Российской Федерации (непосредственно заместитель Председателя Правительства Российской Федерации – Руководитель Аппарата Правительства Российской Федерации) не отразило в Заключении на проект Федерального закона позицию Российской академии наук (РАН), которая не подтвердила достоверность 3 сентября 1945 г. в качестве даты окончания  Второй  мировой  войны.  В  соответствии с пунктом 6 Указа Президента России от 31 июля 2013 г. № 659, рассмотрение предложения об установлении в Российской Федерации памятного дня осуществляется на основе экспертного заключения РАН, подписанного президентом и подтверждающего достоверность памятной даты. Экспертное заключение РАН в установленном порядке должно рассматриваться Правительством России.

      Второе. Государственная Дума Российской Федерации (непосредственно авторы законопроекта – представлявший его на заседании Г.А. Карлов («Единая Россия») и ответственный по законопроекту Комитет Государственной Думы по обороне – представлявший законопроект Ю.Н. Швыткин («Единая Россия») в ходе заседаний не довела до депутатов отрицательное заключение РАН. 

    Третье. Совет Федерации, не зная мнения РАН, оказался введённым в заблуждение авторами законопроекта. В.И. Матвиенко вообще была уверена, что речь идёт о памятной дате и никаких торжественных мероприятий, предусмотренных ст. 5 ФЗ-32 для дней воинской славы (как он обозначен в законопроекте), эта «памятная дата» за собой не повлечёт. При этом в ФЭО законопроекта (стр. 2) оговорены расходы на проведение торжественных мероприятий.

   Четвертое. Правительство Российской Федерации (непосредственно заместитель Председателя Правительства Российской Федерации – Руководитель Аппарата Правительства Российской Федерации) не указало в Заключении на проект Федерального закона следующее: «Принятие решений по установлению дней воинской славы и памятных дат России, связанных с важнейшими историческими событиями в жизни государства и общества должно сопровождаться широким, публичным обсуждением, с учетом профессионального мнения специалистов в области истории и культуры». При этом в заключениях на другие законопроекты, связанные с этим же историческим событием (день окончания Второй мировой войны, день победы над Японией, день безоговорочной капитуляции Японии и т.п.) данный важный аспект неизменно приводится и служит основанием для отрицательного заключения. Получается, что на законопроект от фракции «Единой России» данное требование не распространяется. Почему? Остается открытым и ещё один вопрос – почему не организовано широкое, публичное обсуждение даты одного из важнейших исторических событий?

    Пятое. Депутат Государственной Думы В.А. Никонов, глава комитета по образованию и науке, в ходе обсуждения четырёх законопроектов, поддерживая проект «Единой России», зачитал описание медали «За победу над Японией», на обороте которой указано «3 сентября 1945». Уважаемый профессор отметил: «думаю, что товарищ Сталин в сентябре 1945 года знал, когда отмечать день завершения Второй мировой войны и победу над Японией. Наверное, лучше, чем представители Компартии Российской Федерации в 2020-м году» (аплодисменты в зале).  

    Обратите внимание на очередную игру слов, словесную эквилибристику от депутатов «Единой России»: знал, КОГДА ОТМЕЧАТЬ. В данном пассаже ключевое слово «отмечать», в то время как речь идёт о дате одного из важнейших исторических событий в жизни государства – дне ПОБЕДЫ над Японией и дне ОКОНЧАНИЯ Второй мировой войны.

    А так, безусловно, Вячеслав Алексеевич прав – И.В. Сталин в сентябре 1945 года лучше нас знал дату окончания Второй мировой войны, победы нашей Родины. Этот день – 2 сентября 1945 года. Только ни В.А. Никонов, доктор наук, глава комитета по образованию и науке, ни его коллеги по партии «Единая Россия», да и вообще никто из депутатов Государственной Думы, почему-то не обратились к первоисточнику, – И.В. Сталину.

   Руководитель Советского государства, Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами СССР именно 2 сентября 1945 года обратился к советскому народу, где вполне ясно и конкретно обозначил:

  • день победы над Японией (2 сентября), 
  • день окончания Второй мировой войны (2 сентября), 
  • победу нашей Родины (при этом не преуменьшая славу вооружённых сил США, Китая и Великобритании, о чём так переживают депутаты от «Единой России» в 2020 году), 
  • появление условий, необходимых для мира во всём мире, наступление долгожданного мира для всех народов мира (2 сентября).

   Данная речь И.В. Сталина по радио 2 сентября 1945 года сохранилась в Российском государственном архиве фонодокументов. 

    Шестое. Министерство обороны Российской Федерации (непосредственно Научно-исследовательский институт (военной истории) ВАГШ ВС РФ) дало положительное заключение на законопроект. Скажите, пожалуйста, как можно доверять организации, которая в 2010 г. сделала положительное заключение на установление памятной даты «2 сентября – День окончания Второй мировой войны», в 2016 г. признала с исторической точки зрения обоснованными выводы, изложенные в заключении Правительства Российской Федерации на законопроект об установлении дня воинской славы России «2 сентября – День победы над милитаристской Японией – окончание Второй мировой войны», согласившись с квалификацией этого события как памятной даты, а в 2020 году резко меняющего своё мнение на «3 сентября» и уже «день воинской славы». Все эти годы руководитель Института, в отличие от аппарата Правительства России не менялся, его возглавляет И.И. Басик.

    Эксклюзивными являются выступления авторов и сторонников законопроекта, а также их ответы на вопросы коллег.

    Почему 3 сентября – день окончания Второй мировой войны? Кто и как в России обосновал эту дату?

    Вопрос от депутата Сергея Владимировича Иванова (ЛДПР): объясните, почему появилась дата 3 сентября, в то время, когда Акт о безоговорочной капитуляции Японии подписан 2 сентября и весь мир отмечает день окончания Второй мировой войны 2 сентября. Ответ депутата Юрия Николаевича Швыткина («Единая Россия», Комитет по обороне): «Большинство депутатов пришло к мнению, что именно так должно звучать». 

 Интересы какого государства отстаивают депутаты Государственной думы России?

     Почему в формулировке дня воинской славы России «3 сентября – День окончания Второй мировой войны (1945 год)» не упоминается Победа над Японией? Как наши дети узнают из названия праздника о роли Советского Союза в разгроме Японии и победе во Второй мировой войне? На эти вопросы депутата Государственной Думы Александра Николаевича Шерина (ЛДПР) ответил также Ю.Н. Швыткин («Единая Россия», Комитет по обороне): «Здесь речь идёт не только о роли России, но, чтобы не преуменьшать роль [государств] антигитлеровской коалиции, которые тоже внесли вклад в победу над Японией». 

   При  этом,  на  юбилейных медалях США и Великобритании о победе во Второй мировой войне (к 70-й и 75-й годовщинам) Советский Союз даже не упоминается. Почему же народные избранники России ставят на первое место интересы иностранных государств? Получается, что Советский Союз-Россия вычеркнуты из истории победы во Второй мировой войне не только внешними врагами нашего Отечества, но и их пособниками внутри современной России.

Читать статью полностью....

Категория: Статьи 2020 г. | Добавил: sgonchar (11.05.2020)
Просмотров: 45
Всего комментариев: 0
avatar
close