Коренной перелом без Второго фронта союзников

Маршал А.М. Василевский в числе ближайших соратников И.В.Сталина // TIME. 1943. July 5

     В этот день, когда ранним утром 5 июля 1943 года на советско-германском фронте началась грандиозная Курская битва, в США из печати вышел очередной номер журнала «ТАЙМ» с портретом Маршала Советского Союза А.М. Василевского на обложке и благожелательным редакционным аналитическим материалом о войне Советского Союза с фашистской Германией. В статье, однако, дана статичная картина Второй мировой войны, не предвещавшая быстрых изменений: открытие второго фронта, на чем настаивало советское руководство, было еще далеко впереди, а между Германией и СССР, по мнению авторов, наступил период вооруженной борьбы на истощение, конца которому не было и видно. СССР хотя и стал перевешивать Германию по всем военно-экономическим показателям, но продолжал испытывать недостаток ресурсов, в первую очередь – продовольствия. Конечно, поставки по ленд-лизу играли немаловажную роль в росте советской мощи, но, по справедливой оценке аналитиков журнала, далеко не главную. Лишь мужество и способность советского народа – мобилизация всех ресурсов на борьбу с врагом и формирование И.В. Сталиным когорты выдающихся военачальников, первым из которых назван А.М. Василевский, обеспечивали успехи Красной Армии в борьбе с Вермахтом. По мнению авторов, сражения сторон имели сугубо оборонительный характер, даже когда предпринимались наступательные действия типа контрнаступления под Сталинградом или прорыв советских войск к Днепру.

   В материале особое внимание уделено малоизвестному тогда новому полководцу Красной Армии, Маршалу Советского Союза А.М. Василевскому, оценка роли и деятельности которого в той войне заокеанскими публицистами отнюдь не выглядит «заказным»: «Маршал Василевский своим взлётом обязан прошлогоднему решению Иосифа Сталина – оживить командование. Как и в любой другой армии, война была несправедлива ко многим генералам. Некоторые из них были смещены с должностей… В этом процессе Сталин достиг несравнимой с другими армиями гибкости. Для службы вместе с ним в Верховном Командовании он выбрал Василевского; агрессивный маршал Георгий Жуков – руководитель операционного штаба, приводящего в исполнение планы Василевского…».

    Тогда в Советском Союзе было не до РR, но читая статью, кажется, что А.М. Василевский был больше известен в США, чем у себя в стране.

   Любопытно, что за пару месяцев до этого, 28 апреля 1943 года, на стол И.В. Сталина лег полученный советской разведкой аналогичного рода аналитический материал японского военного руководства, где, на мой взгляд, содержаться более точные оценки событий на советско-германском фронте и в целом на фронтах Второй мировой войны и делаются важные выводы.

    В связи с данными в этих интересных с исторической точки зрения аналитических материалах оценками хотелось бы дать некоторые комментарии.  Привожу текст статьи журнала «Тайм» в моем переводе с оригинала и (по тексту моих комментариев) выдержки из опубликованного в бюллетене Ассоциации историков Второй мировой войны материала японского командования.

Вячеслав Петрович Зимонин

доктор исторических наук, профессор,

заслуженный деятель науки Российской Федерации,

академик АВН РФ и РАЕН

* * *

     30 сентября 2020 г. исполнится 125 лет со дня рождения выдающегося полководца-стратега нашего Отечества Дважды Героя Советского Союза Маршала Советского Союза Александра Михайловича Василевского, подвиги которого до сих пор, несмотря на многочисленные обращения к руководству страны и Москвы, недостаточно отражены в столицу образцами монументального искусства.

   Надеюсь, что, несмотря на более чем 75-летнюю давность, статья журнала TIME не покажется скучной и безынтересной, а внимательный читатель найдет в ней много нового, интересного и обнаружит неожиданную оценку заокеанских политологов событий Великой Отечественной войны. Безусловно, в ней восхищает и аналитика о перспективах картины мировой драмы на Евразийском континенте: ведь Западная Европа все более погружается во мрак, в страшных конвульсиях живет вся европейская часть бывшего СССР, а на Дальнем Востоке – тлеют и дымятся не угасшие последствия первого и пылавшего до конца Второй мировой войны очага пожарища, унесшего только в странах Азиатско-Тихоокеанского региона от 35 до 40 миллионов жизней...

 

WORLD ВАТТLEFRONTS (Victory is a Fighting Word)

Перевод с англ.языка выполнен В.П. Зимониным

ФРОНТЫ МИРОВОЙ БАТАЛИИ (или победа в войне слов)

"Тайм" Понедельник, 5 июля 1943 года.

     На прошлой неделе, как и тяжёлым летом 1942 года, русские снова просили США и Британию об открытии второго фронта. Обильные неофициальные отзывы не заставили себя долго ждать. Русские убедились в том, что второй фронт в текущем году, как и в июне 1942 года, открыт не будет. Хотя знали, что рано или поздно это случится и вводили немцев в заблуждение. Русское правительство, опасаясь мощного давления со стороны народа, переложило ответственность с Кремля на союзников.

     Скорее всего, русские имели в виду то, что и говорили.

     В специальном коммюнике из Москвы от 22 июня (спустя два года после немецкого вторжения) говорилось: «Упустить возможность, создавшуюся выгодными условиями, имеющими место в настоящее время, для открытия второго фронта в Европе в 1943-м году, и опоздать с открытием было бы серьёзным шагом назад в нашем общем деле».

   Московская газета «Известия» в обращении к российскому народу заявила: «Победа над гитлеровской Германией невозможна без открытия второго фронта».

    Комиссар иностранных дел Вячеслав Молотов заявил в адрес посла США Уильяма Х. Стэндли: «Не стоит забывать, что миллионы людей, пошедших на бесчисленные жертвы, живут одной большой мечтой о совместном наступлении союзников».

   Иосиф Сталин писал президенту Рузвельту: «Созданы условия для окончательного разгрома общего врага. Победа придёт тем скорее, и в этом я не сомневаюсь, чем быстрее мы обрушим совместные удары по врагу с востока и с запада.

    В июне прошлого года Уинстон Черчилль отверг похожие, но более настойчивые требования Москвы, говоря Иосифу Сталину в письме: «Мы не могли обещать сделать высадку в 1942-м году, т.к. только готовили её». На прошлой неделе президент Рузвельт в сообщении Сталину не упомянул о втором фронте, лишь на пресс-конференции он сказал, что как никто другой хочет его открытия. В Москве посол Стэндли заявил, что США и Великобритания сохраняют уверенность в том, что нынешнее военное сотрудничество в борьбе с Гитлером продолжится вплоть до поражения Японии.

ПРЕОДОЛЕТЬ ИСПЫТАНИЯ

    Что бы ни думали русские об их союзниках в 1943 году, у Москвы не должно быть претензий по поводу официального представления Великобритании и США о том, что требуется для открытия второго фронта и победы над Германией.

    Генерал Джордж Катлетт Маршалл, начальник штаба Армии США на прошлой неделе ясно выразил это представление. Генерал Маршалл выступал на губернаторской конференции в Колумбусе, штат Огайо, но мог бы выступить и перед русскими, сомневающимися в том, что американцы и англичане осознают реалии тотальной войны.

   В выступлении говорилось:

 – О победе с воздуха: «Я полагаю, что необходимо остерегаться поспешных выводов и неподготовленных решений. С каждым днём я всё больше убеждаюсь, что только должное сочетание наших военных средств приведёт к победе в кратчайшие сроки и путём наименьших потерь человеческих жизней. Противник может быть повержен бомбардировками на колени, но он восстановится, если не нанести решающий удар наземными войсками…»

– О характере вторжения: «Тунис дал нам неоценимый опыт на будущее. Но задачи будут усложнены высокой опасностью перелётов через море и тяжёлыми боями на прибрежных территориях. Путь будет нелёгким, потери – значительны, но победа неизбежна».

– О неминуемости победы: «Внезапная волна оптимизма заставила общество почувствовать, что мы сделали большой шаг вперёд и конец не за горами. Это далеко от действительности. Мы лишь положили хорошее начало. Значительные сражения ещё впереди. Пока что мы убедились, что душевная боль от больших потерь и неудач неизбежна на войне. Мужественная решимость перебороть врага любой ценой – вот, что нужно нам сейчас...

   Мы должны опасаться двух вещей. Между союзниками не должно быть разногласий. Не должно быть ни малейшей заминки в нашей подготовке».

   Русские могли бы аплодировать этой искренней и похожей на заявление речи. Их новая Красная Армия образца 1943 года, рождённая на крови и смертях миллионов, может спросить лишь об одном – что это могут быть за приготовления и когда же удар будет нанесен, ведь Россия-то по-прежнему сильна, а русский солдат собран и готов.

СИЛА НА ФРОНТАХ

   В 1943-м мир склонен верить, что русская стойкость вечна, что победа русских неизбежна. Среди же тех, кто не разделяет этой веры, сами русские. Согласно подсчётам Москвы, к 22 июня русские потеряли 4 200 000 человек, потери держав оси составили 6 400 000. Большинство зарубежных наблюдателей полагает, что действительные потери русских, как минимум, вдвое больше. Несомненно, потери людей и оружия были колоссальны, настолько, что Красная Армия 1943 года – буквально новая армия.

   Она многочисленнее и, возможно, сильнее, чем армия 1942 года. По артиллерии, главной ударной силе, русские войска оснащены как никогда. Их бронетанковые войска, реорганизованные для зимних наступательных операций прошлого года, возможно, сейчас мощнее, чем когда-либо. Воздушные силы русских, без сомнения, сильнее, и возможно, обладают повсеместным превосходством над Люфтваффе. Мобильность русских также на высоком уровне: никогда ещё Красная Армия не была так хорошо оснащена грузовиками и самоходными орудиями. Знаменитая русская кавалерия, изначально поддерживаемая по причине недостатка танков и грузовиков, всё ещё эффективна и по праву почитаема. Сухопутные войска Красной Армии, несомненно, самые многочисленные в мире (по неофициальным оценкам до 20 000 000 человек), а многие пехотные части оснащены на уровне лучших мировых стандартов.

    Русские должны быть благодарны двум факторам за эту необычайную стойкость и восстановление. В основном себе и общенациональному подъему, направленному на мобилизацию, оснащение и переоснащение их успешной армии. В меньшей, но немаловажной степени русские должны быть благодарны помощи США и Великобритании. Опубликованные цифры нисколько не отражают всего эффекта доставленных Красной Армии самолётов, танков и другого вооружения и материалов. Множество, а кое-где даже большинство бомбардировщиков, атакующих аэродромы, железнодорожные узлы и центры снабжения, – это американские бомбардировщики с русскими летчиками.

   В целом на фронте численность русских превышает силы оси. Согласно неофициальным данным, полученным на прошлой неделе из Лондона, Красная Армия располагает 265 дивизиями, выстроенными вдоль или прямо за линией фронта, основные их силы сконцентрированы к югу от Москвы и противостоят пока что большей мощи врага. Точное количество и расстановка этих сил неизвестно, но карта на стр. 25 демонстрирует наиболее достоверные данные, полученные на прошлой неделе.

    У обеих армий одна и та же проблема – удержать достаточные силы по всей линии фронта протяженностью в 2000 миль, помимо этого иметь возможность концентрации войск для достижения собственных целей и для отражения вражеских нападений. При таком фронте местоположение постоянно смещающихся воздушных и танковых формирований и наличие скрытых резервов может означать, что происходит нечто иное, чем рутинное перемещение войск в определённый сектор. Если русские, как сообщает Германия, переводят подкрепление в район между Орлом и Харьковом для летнего удара, тип и качество войск, а не их размер, будут иметь решающее значение.

    В этой нескончаемой игре в прятки русские, с их численным перевесом, имеют преимущество над Германией за счет превосходящих авиации и танковых войск. Не имея такого преимущества, немцы, похоже, способны предпринимать лишь ограниченное наступление, возможно направленное в основном на снижение танковой мощи русских и тем самым увеличение шансов оси в растянутой по времени кампании.

   Пропагандисты Берлина предположили, что даже этот скромный проект уже устарел. Они заявляли, что сейчас Вермахт принял в России исключительно оборонительную стратегию (которая может включать небольшие атакующие действия, но никак не массированный удар по Красной Армии). Они также отметили, что на такое решение повлияла угроза союзников с юга.

    Генерал-лейтенант Курт Диттман, один из основных апологетов вермахта, заявил: «Мы начинали войну с отличными от сегодняшних реалий концепциями. Множество иллюзий было развеяно. Мы осознаём, что такой противник не может быть повержен одним ударом». Так как Адольф Гитлер предпринял вторжение в Россию, это высказывание может рассматриваться, как косвенная критика интуиции фюрера.

ВЕРХОВНАЯ ВЛАСТЬ

    Маршал Иосиф Сталин и его соратники в Верховном Командовании, возможно, с интересом следили за этими знаками оси на прошлой неделе. Но с уверенностью можно заметить, что ни он, ни начальник Генерального штаба, 46-летний маршал Александр Василевский, не получили свидетельств того, что Красная Армия поборола немцев. Иосиф Сталин видел слишком много в этой войне: его страна и его Красная Армия существуют сегодня лишь благодаря тому, что были обеспечены силы для обороны на широком русском фронте. Если бы его молодой протеже маршал Василевский слепо ошибся в этом, он никогда бы не получил самого быстрого в современной истории Красной Армии продвижения по службе.

   С середины 1941 года, когда он всё ещё был генерал-майором – низший генеральский чин в Красной Армии – он поднялся на 4 ступени. По силе влияния в армии и по авторитету у Иосифа Сталина он вырос даже ещё быстрее. Сейчас его ответственность втрое выше, он один шести или семи членов сталинского Верховного Командования, которое разрабатывает общую стратегию; как начальник Генерального штаба он трансформирует стратегию Верховного Командования в конкретные планы; как начальник Политической Администрации он направляет военных комиссаров, которые не участвуют в командовании, но всё ещё занимают значительные позиции в Красной Армии.

   В общем-то, он был почти неизвестен большинству русских, когда внезапно оказался в центре внимания армии в прошлом году. Как и большинство его ровесников, хотя он и был солдатом царя, но сражался за Революцию. Некоторые говорили, что он был сыном зажиточного казака, разводившего лошадей, некоторые, что его родители – волжские крестьяне, другие, что он был польского происхождения. Армия знала, что главным образом он был штабным офицером, человеком школы, а не поля, что он помог реорганизовать Красную Армию после финской войны. На прошлой неделе, официальный представитель России в США был смущён вопросом о Василевском, переспросив: «Кто? Василевский? Ах, да!»

     Маршал Василевский своим взлётом обязан прошлогоднему решению Иосифа Сталина оживить командование. Как и в любой другой армии, война была несправедлива ко многим генералам. Некоторые из них были смещены с должностей. Прославленный маршал Семен Тимошенко, герой Смоленска, Ростова и отступления к Сталинграду, на какое-то время просто исчез. Затем он вновь появился в командовании сектором (как представитель Ставки Верховного Главнокомандования С.К. Тимошенко координировал действия фронтов и флотов на ряде направлений – В.З.).

    В этом процессе Сталин достиг несравнимой с другими армиями гибкости. Для службы вместе с ним в Верховном Командовании он выбрал Василевского; агрессивный маршал Георгий Жуков (Тайм, 14 декабря) – руководитель операционного штаба, приводящего в исполнение планы Василевского; маршал Александр Новиков, представляющий Военно-воздушные силы Красной Армии; главный армейский артиллерист маршал Николай Воронов и ветеран маршал Климент Ворошилов. (По некоторым данным, заболевший Борис Шапошников, чьим приемником в качестве начальника Генштаба является Василевский, тоже является членом Верховного Командования). На полевые действия Сталин назначил следующих командующих: генерала Николая Ватутина и генерал-полковника Филиппа Голикова, которые вытеснили немцев от Дона прошлой зимой; генерала Кирилла Мерецкого, снявшего блокаду Ленинграда, и генерала Леонида Говорова, командовавшего отрядами внутри города; генерала Ивана Конева, одного из защитников Москвы; генерала Константина Рокоссовского, одного из командующих в битве под Сталинградом. Наряду с этими полевыми командирами небольшая группа молодых поднялась до командования корпусами, армиями и армейскими группами.

    В критическое время штабные офицеры не сидят за своими столами. В прошлом году Василевский, Жуков и Воронов отправились на поле боя для руководства контрнаступлением, которое привело к победе под Сталинградом; когда Василевский был брошен на Воронежский фронт, он возглавил там действия группы армий. На севере маршал Жуков сначала спланировал, а после организовал контрнаступление, которое отразилось на всей зимней кампании Красной Армии. Когда снова придёт время крупных действий, сталинские «светила» вновь будут на фронтах, обладая всей полнотой власти как «представители Верховного Командования».

СИЛА В РЕСУРСАХ

    Немцам не хотелось бы чего-то большего, чем заставить мир поверить в то, что их оборонительная стратегия в России означает поражение вермахта в России.

    Василевский и его соратники осознают, что все победы Красной Армии до сего времени были оборонительного плана. Они знают также, что даже триумф Сталинграда и прорыв к Днепру этой весной были защитными по характеру и результату. Они знают, кроме того, что требующему значительного числа войск Сибирскому фронту постоянно угрожает Япония.

    Они знают, что для них лето для лишений, зима – для победы, и что за две военных зимы они не сокрушили Вермахт. Для воздействия на мировое общественное мнение и в интересах скорейшего открытия второго фронта они специально делают упор на отрицании того, что Красная Армия в состоянии одна сделать это. Более того, они знают, что Красная Армия в конце концов не может быть сильнее страны, которая формирует и содержит эту армию.

    Вермахт точно так же зависим от снабжения тыла, который точно сильнее не становится. Таким образом, пока та или другая стороны не найдут решений, война в России будет гонкой на истощение, в подвергающейся бомбёжкам и впадающей в отчаяние Германии и в тылу русских. Сейчас немцы, очевидно, мечтают выиграть эту гонку. И хотя мечта безнадёжна, это их главное желание.

    С позиции США и Великобритании сложно представить, как Германия сможет добиться хоть какой-то победы в России. Русские же, очевидно, не приветствуют войну на истощение. В новом призыве об открытии второго фронта и о наилучшей возможности вскоре нанести решающий удар на их первом фронте они говорят ясно как никогда.

    Возможно, они не уверены, что способны выиграть гонку. Если так, то их главное беспокойство – это, пожалуй, нехватка продовольствия. Несмотря на свою браваду перед остальным миром, СССР всё ещё полностью не восстановился от потери хлебных полей на Украине. Запоздалые дожди в центральной части России на прошлой неделе несколько улучшили прогнозы на урожай, но, скорее всего, острая нехватка еды сохранится. Обширные, но зачастую плохо возделываемые земли, а также поставки по ленд-лизу не восполнили нехватку и не остановили уменьшение зерновых запасов СССР. В результате, только Красная Армия, несколько иностранцев и высшее руководство питаются относительно неплохо. Остальные живут и работают в условиях скудного существования.

    В плане индустриального развития СССР находится на пике военного производства. Но это производство достигнуто постоянной и увеличивающейся нагрузкой на недоедающих рабочих. В настоящий момент правительство и народ столкнулись с необходимостью отвечать на требования войны строгими предписаниями, тяжелыми наказаниями за неудачи (российские железнодорожники, согласно военному закону, с апреля могут быть арестованы за малейший недосмотр) и суровыми решениями.

    Германия делает ставку на то, что русские не смогут выдержать этого».

Категория: Статьи 2019 г. | Добавил: sgonchar (22.12.2019)
Просмотров: 110
Всего комментариев: 0
avatar
close