23:23
Учитель и наставник молодых офицеров

генерал-лейтенант Хоменко Александр Андреевич 

Как-то в интернете я искал своих знакомых по военной службе. Из-за ее секретного характера особенно не надеялся, что кого-нибудь встречу. Тем не менее, поиски не оставил. И был вознагражден, набрав фамилию своего военного атташе в Польше. Получил ответ: «Александр Андреевич Хоменко рассказывает в книге «Записки генерала ГРУ» о своей 40-летней службе в Главном разведывательном управлении ГШ ВС СССР».

Он был военным атташе в четырех странах: в Швейцарии, Италии, Алжире и Польше. В трех из них, как он пишет, являлся резидентом советской военной разведки.

Чтобы понять уникальность этого человека, приведу случай, рассказанный им самим в его книге. В одной из стран (он ее не называет) ему пришлось подменить заболевшего «нелегала». Срочно требовалось получить в местном банке довольно большую сумму денег и переправить ее в Центр. Операцию готовили, несмотря на сжатые сроки, тщательно, ибо малейшая ошибка грозила провалом. Хоменко без устали тренировался подписываться за «нелегала», были изготовлены соответствующие документы, включая паспорт. Что сделали с его внешностью, об этом он умалчивает.

Наконец, наступил день, назначенный для получения денег в этом банке. Александр Андреевич не распространяется подробно о том, что он чувствовал, подписывая документы, а затем получая деньги. Ясно одно: он прекрасно отдавал себе отчет в том, что, выдавая себя за другого человека, он утрачивает дипломатический иммунитет. Последствия могли быть самыми печальными. В стране действовал жесткий контрразведывательный режим. История закончилась тем, что все до последнего доллара советский военный разведчик отправил в Центр.

Родился Александр Андреевич Хоменко в Одессе в 1923 году. Ровесников Александра Хоменко не зря называют военным поколением. Уникальность его в том, что он не просто прошел всю войну с первого до последнего дня, а воевал на переднем крае, в пехоте. Там жизнь, как правило, была короткой. Дай Бог, если сегодня на всю Россию насчитывается десяток таких настоящих фронтовиков и долгожителей, как Хоменко.

Боевая служба курсанта Кременчугского авиационного училища штурманов началась с первого дня войны. Во втором бою его бомбардировщик, где он был помощником штурмана, подбили. Чудом удалось сесть на аэродром. Александр получил контузию и был направлен на лечение.

После окончания краткосрочных офицерских курсов новоиспеченного лейтенанта назначили командиром разведывательной роты в 248-ю стрелковую дивизию. С ней он и пошел дальше по дорогам войны. Записали его в разведчики, полагая, что коли он был штурманом, то должен уметь обращаться с картами. Для его новой профессии это как раз и требовалось.

В конце 1942 года он получил первую награду: медаль «За отвагу». Потом было много других наград, но этой первой гордился особенно. В январе 1943 года после окончания еще одних краткосрочных курсов Александр Хоменко был назначен начальником штаба 899-го полка. Ему еще не исполнилось двадцати лет, но за ним уже были два года боев.

Всякое бывало на войне. Однажды вражеский солдат с расстояния семи метров бросил в его окоп гранату. Советский офицер мгновенно отреагировал, подобрал ее и тут же кинул обратно под ноги немцу. При отступлении у деревни Каменка зимой 1943 года начальник штаба полка прятал знамя на теле под шинелью. 14 февраля 1943 года его полк освободил Ростов. Спустя годы Александр Андреевич Хоменко стал почетным гражданином Ростова.

Закончил он войну майором, командиром все того же 899-го стрелкового полка. Было ему тогда 22 года. Чудом уцелел, стал по счету десятым командиром полка, остальных выкосила война.

Война ожесточает человека. Нередко ненависть застилает глаза, и все без разбора солдаты противника представляются фашистами. Майор Хоменко по достоинству относился к противнику, отмечая, как разведчик, его сильные качества. Примечательную оценку дает он немецким солдатам: «Они настоящие вояки: полроты выбито, а то и больше, а они своих позиций не оставляют без приказа, дерутся. Это уже ближе к концу войны они стали сдаваться, а так воевали, как черти».

В книге Хоменко приведен необычный факт, как он вошел в Одессу 11 апреля 1944 года. Ему доложили, что городской театр был заминирован, однако взрыва не последовало. Рядом с рубильником, дающим команду на подрыв, лежала записка военного коменданта Одессы, немецкого генерала, который сообщил, что получил приказ взорвать оперный театр, но выполнить его не может, потому что нельзя разрушать такую красоту. Хоменко пишет: «Я не помню, как звали этого генерала, но все равно испытываю к этому человеку чувство признательности за мужественный в своей человечности поступок».

Через много лет, когда все уже спокойно отложилось в памяти, Александр Андреевич дал замечательную оценку нашей победе в войне. «Что хотите со мной делайте, но, на мой взгляд, победу в Великой Отечественной войне мы одержали не только потому, что в конечном итоге научились воевать, а во многом как раз благодаря широте нашей души и характера. Поступали нередко так, как ни в одном уставе или приказе не предусмотрено, и это позволяло добиться невозможного с точки зрения голого рационализма».

До Берлина Александр Хоменко чуть-чуть не дошел. Его отправили в апреле 1945 года учиться в Военную академию им. М.Фрунзе. По окончании перед молодым офицером открылись генеральские перспективы, поскольку его назначили начальником штаба стрелковой дивизии. Но генералом он стал лишь через двадцать лет, в 1970 году. Более заманчивым предложением стала для него учеба в «консерватории». Так негласно именовалась Военно-дипломатическая академия, кузница высококлассных разведчиков.

Характеризуя Главное разведывательное управление (ГРУ), Александр Хоменко отмечает её основные черты: «Это феноменальная государственная структура, не имеющая мирного времени. Формально являясь частью Вооруженных сил страны, фактически решает вопросы не только военной безопасности государства, но и политические, экономические, научно-технические и прочие аспекты ее безопасности».

В Военно-дипломатической академии Хоменко изучал французский и немецкий языки, а потом еще освоил и итальянский. После учебы его направили в информационное управление Генерального штаба. Здесь он прошел неоценимую школу аналитического рассмотрения и объективной оценки информации, составления соответствующих документов с обоснованием выводов и предложений.

Однажды у него там случился прокол, да еще какой! Вот как он это описывает в книге «Записки генерала ГРУ»: «После соответствующих согласований, последним звеном которого был Военный министр Маршал Василевский, подготовленная мною докладная легла на стол И.В.Сталина. И только он заметил ошибку в написании звания подписавшего документ начальника Управления генерал-лейтенанта танковых войск Хлопова: в слове «танковых» отсутствовала буква «н». Получилось «таковых войск» На полях возвращенного документа Сталин поставил вопрос «каковых?». Пошутил, конечно, но шутки такого деятеля куда как дорого обходились «винтикам».

Заграничный период службы в качестве военного атташе Александр Хоменко описывает мазками, но некоторые факты выделяет, показывая, как неординарно зачастую развивались события и достигались результаты.

В бытность военным атташе в Швейцарии к нему попросился на прием немец, бывший летчик, сбивший в войну около 30 русских самолетов. Он сразу заявил, что никакой любви к СССР не испытывает, но хочет, чтобы советское руководство приняло какие-то меры, чтобы приостановить подготовку к войне. Он не хотел больше воевать. И не желал, чтобы воевали его дети. Поэтому передал Хоменко кинопленку, где были указаны американские военные базы, на которые завозятся ракеты с ядерными боеголовками. Он заснял их, так как после войны стал владельцем аэроклуба и продолжал летать, правда, уже в мирных целях. Своих данных он не оставил, никакого вознаграждения за свой ценнейший материал не требовал, он просто не хотел нового кровопролития. Было это в 50-е годы, в разгар «холодной войны». Как пишет Хоменко, «немец просто выполнил свой человеческий долг».

Рассказывая о своей работе в Италии, Хоменко приводит поразительный случай чиновничьей бюрократии, когда одна итальянка русского происхождения решила передать свой дом в центре Флоренции России. Взамен она просила дать ей возможность дожить под Ленинградом в бревенчатой избе вместе со своей служанкой. Александр Андреевич поехал посмотреть. Дом оказался трехэтажным особняком. Хозяйка, которой было уже лет под восемьдесят, встретила его приветливо, провела по всем комнатам, все показала – берите, владейте, все ваше.

Далее история приобрела уже совсем не сентиментальное продолжение. Началась длительная переписка между министерством культуры СССР и советским посольством в Риме. Минкультуры запросило посольство: а как эту избушку построить и кто ее будет проектировать. Оно потребовало также прислать опись на каждую картину и скульптуру в доме хозяйки. Пока шла, как пишет Хоменко, вся эта мутотень, старушка скончалась, и все имущество отошло муниципалитету Флоренции. В Минкультуре никто никаких угрызений совести не испытал.

Результаты работы военного атташе Хоменко в ГРУ оценили положительно: «Достаточно сказать, что из тех ребят, кто со мной тогда работал в Италии, – а штат был очень небольшой – семь впоследствии получили генеральские или адмиральские звания. Единственный, кстати, случай в зарубежном аппарате».

Александра Андреевича Хоменко планировали на должность военного атташе во Франции: Но французское специальное ведомство в Париже видеть его не желало. Видимо, догадывалось о его успехах в других странах. Поэтому вместо Западной Европы его направили в Северную Африку, в бывшую французскую колонию – Алжир. Французский язык все равно пригодился.

Последний период своей работы в качестве военного атташе и резидента ГРУ Хоменко назвал «Польским клубком». В Польше он проработал пять лет. Застал введение военного положения в 1981 году и разгар выступлений «Солидарности». Как он вспоминает: «Это была самая напряженная зарубежная командировка в моей карьере и необычная в профессиональном плане. Спустя 37 лет я вернулся в страну, в освобождении которой участвовал в 1944 -1945 годах».

Его командировка в этой стране закончилась раньше срока. Польская сторона на уровне главы государства Войцеха Ярузельского потребовала его отъезда. Как пишет Хоменко: «Можно сказать, в результате его разговора с М.С.Горбачевым, что воспринимаю как высшую оценку эффективности своей работы. Свой долг я выполнил – разведчик должен выдавать только правду и ничего кроме правды. Ну а как добытыми сведениями распоряжались, то это уже вопрос не ко мне».

В 2020 году Александр Хоменко написал еще одну книгу, назвав ее «Люди переломной эпохи». Здесь ему интересен, в первую очередь, сам человек. На примерах с громкими именами он показывает неординарную личность в обыденной жизни, добавляя новые штрихи к привычному портрету. Перед читателем проходит череда имен, которыми по праву гордится весь мир. В Швейцарии он общался с Чарли Чаплиным, сопровождая на встрече с великим комиком наших «звезд» Любовь Орлову и Григория Александрова. В Италии его собеседниками были Софи Лорен и Джина Лоллобриджида. Общался он с Муслимом Магомаевым, Георгием Жуковым, Алексеем Косыгиным. Описывает он эти встречи на редкость тонко и привлекательно, поскольку его «долго и тщательно учили разбираться в людях».

Александр Хоменко приводит в этой книге и новые факты из своей профессиональной деятельности. В Швейцарии советский военный атташе отличился, добыв аппаратуру для отслеживания полета ракет. В детали он не вдается, скромно отводя себе роль переводчика. По его словам, переговоры с президентом швейцарской фирмы вел высокий генерал из Генштаба. Но ведь эти переговоры надо было организовать, направить их в нужное русло, отслеживать их реализацию.

В Италии в августе 1964 года Александр Хоменко сопровождал Леонида Брежнева. Тому в ту пору было 58 лет, занимал он пост председателя Президиума верховного Совета СССР. По словам Хоменко, «тот был крепок, как мореный дуб, подвижен, скор и одновременно плавен в движениях. Никого не перебивал, удачно шутил. Решил без эскорта пройтись по Риму, хотел лично убедиться, насколько красивы итальянки. Еле отговорили». По мнению генерала, «если бы Брежнев вовремя покинул свой пост, то лучшего периода в истории СССР просто бы не было».

Хочется в очередной раз снять шляпу перед Александром Андреевичем за умение добывать нужные сведения. Он никогда не кичился этим. Ценная информация, как будто, сама по себе, шла к нему. Говорю это не для красного словца, а потому, что все это видел, поскольку около трех лет прослужил под началом военного атташе и резидента ГРУ в Польше генерал-майора Хоменко.

Вспоминаю первую встречу с ним в сентябре 1983 года, после моего прибытия в советское посольство в польской столице. Несколько дней ко мне приглядывались, а затем пригласили в кабинет начальника. Помню, что Хоменко смотрел на меня тогда с огорчением. На столе перед ним лежал мой перевод документа с польского на русский язык, который я безуспешно пытался закончить в отведенный час времени.

– Бездарный перевод, и драгоценное время впустую потрачено. Что с тобою делать? В общем, так, – продолжал генерал, – даю тебе месяц сроку. Где хочешь, там и учи польский язык. Но, если не выйдешь на уровень других сотрудников аппарата военного атташе, то отправлю в Москву.

Я криво улыбнулся, вспомнив историю одного моего знакомого офицера, которого за провинности грозили откомандировать из Группы советских войск в Германии в Советский Союз. Он тогда своему генералу ответил так: «А вы меня родиной не пугайте».

«Ты чего лыбишься?» – продолжал ругать меня военный атташе. Я рассказал ему про случай в Германии, и вдруг он рассмеялся.

– Ну, может быть, ты и не безнадежный, если так реагируешь. На, возьми польские злотые из кассы аппарата, иди учиться в Варшавский университет. Я договорился с одним из преподавателей, он дает уроки иностранцам. Но после занятий изволь возвращаться на службу в посольство. Помни, что твою работу сейчас выполняют другие офицеры аппарата. У нас здесь взаимовыручка.

В этом, как я потом убедился, был весь наш «Дед», как его, любя, называли сотрудники военного атташата, подчеркивая, что он строг, но справедлив. Хорошую школу под его началом мне удалось пройти.

Уйдя в отставку, Александр Андреевич Хоменко стал строителем. В 90-е годы был советником по международным вопросам у первого заместителя мэра Москвы В.И.Ресина. Сейчас Ресин –депутат Госдумы, а Хоменко – его помощник.

29 апреля 2021 г. моему Учителю, генералу Александру Андреевичу Хоменко, исполнится 98 лет. Хочется поблагодарить его за прекрасное обучение важному, государственному делу – стратегической военной разведке.

 

Юрий Лебедев

подполковник в отставке

Санкт-Петербург, март 2021 года

 

Просмотров: 202 | Добавил: sgonchar
Всего комментариев: 0
avatar
close