23:34
100 лет патриарху бомбардировочной авиации

15 августа 2022 г. свое 100-летие встречает Евсей Яковлевич Рудинский.

От администрации сайта и всех, кто любит и помнит Евсея Яковлевича, пожелаем ему крепкого здоровья, активного долголетия и взятия новых высот!

Осталось крайне мало фронтовиков – выпускников военных училищ времен Великой Отечественной войны, еще меньше тех ветеранов, кто заканчивал военное обучение в далеком 1941 году. 15 августа 2022 г. исполнилось 100 лет участнику Великой Отечественной войны майору авиации Рудинскому Евсею Яковлевичу. Лётчик-штурман бомбардировочной авиации Е.Я. Рудинский принимал участие в Курской битве, освобождении территории Белоруссии, Польши. В конце апреля 1945 года совершал боевые вылеты на Берлин и др. города Германии. Штурман экипажа 128-го Краснознаменного бомбардировочного авиационного Калининского ордена Суворова полка, 241-й бомбардировочной авиационной Речицкой дивизии, 3-го бомбардировочного авиационного Бобруйского ордена Суворова корпуса, 16-й воздушной армии.

Евсей Яковлевич родился 15 августа 1922 г. в г. Конотоп Черниговской губ. (ныне Сумской обл., УССР). До 10 лет жил в Крыму, с 1932 г. –  в Трудовой коммуне № 2 им. Дзержинского на территории к тому времени упраздненного Николо-Угрешского монастыря (г. Дзержинский Московской обл.). Отец по специальности – бухгалтер и мачеха-врач трудоустроились в коммуну как вольнонаёмные работники (служащие, работающие по трудовым договорам, но не состоящие на военной службе и не имеющие воинских званий). Сева Рудинский занимался гимнастикой у известного спортсмена Дмитрия Корнильевича Осипова (1897–1977) и главного организатора спортивных колонн на Красной площади во время первомайских парадов. Сева был призёром соревнований, собирался поступать в институт физкультуры. Но обстоятельства изменились и жизнь пошла другим путем по известному советскому лозунгу: «Партия сказала: надо! Комсомол ответил: есть!». По направлению из военкомата в июне 1940 года он поступил в Мелитопольское военно-авиационное училище летчиков и штурманов. Изучал технику пилотирования на самолётах У-2, Р-5, ТБ-3 и Ли-2. После окончания военного училища в сентябре 1941 года назначен штурманом в 222-ю эскадрилью связи Архангельского военного округа, служил на острове Кего под Архангельском, переправлял донесения и грузы; неоднократно писал рапорты с просьбой направить его на фронт.

По окончании военного училища Е.Я. Рудинский, как и тысячи других летчиков и штурманов того периода не получил воинского звания мл. лейтенант согласно приказу № 0362 от 22 декабря 1940 г. «Об изменении порядка прохождения службы младшим и средним начальствующим составом в ВВС Красной Армии». Приказ № 0362 так обосновывал эти изменения: «Получая при окончании школ звание младшего лейтенанта и младшего воентехника, лейтенанта и воентехника 2 ранга, пилоты и авиамеханики приобретают все права среднего начсостава, в том числе право жить вне казармы, на отдельной квартире и иметь при себе семью. Практика показала, что внеказарменное размещение летно-технического состава по квартирам с семьями наносит величайший вред боевой подготовке летно-технического состава и боеспособности всей нашей авиации».

Жизнь показала, что приказ № 0362 не отвечал интересам укрепления ВВС и 6 января 1943 г. Народный комиссар обороны И. В. Сталин издал приказ № 5 "Об изменении порядка присвоения воинских званий курсантам, окончившим летные школы и об отнесении должностей летчиков, пилотов, стрелков-бомбардиров, командиров звеньев и других к категории среднего начсостава", которым был отменен приказ № 0362 и в авиации восстановлено прежнее положение. Курсантам авиационных училищ и школ при их окончании вновь стали присваивать звания младшего лейтенанта, младшего воентехника.

Почти два года сержант (впоследствии ст. сержант, старшина) Е.Я. Рудинский защищал небо прифронтового Архангельска, пока в феврале 1943 года ему не было присвоено офицерское звание мл. лейтенант. Боевое крещение Евсей Яковлевич принял в 1943 году на Курской дуге в экипаже пикирующего бомбардировщика Пе-2. В 1944–1945 гг. – штурман Пе-2 в 128-м бап 16-й ВА на 1-м Белорусском фронте.

После увольнения с военной службы в 1951-1953 гг. Евсей Яковлевич работал слесарем на авиационном заводе № 500 Министерства авиационной промышленности. В начале 1954 года перешел на работу во Всесоюзный научно-исследовательский институт асбеста, слюды, асбестоцементных изделий и проектирования строительства предприятий слюдяной промышленности (ВНИИ асбестцемент) Министерства промышленности строительных материалов СССР, где прошел должности техника, инженера, руководителя группы, главного специалиста и начальника отдела. Институт занимался разработкой новых видов кровельных, гидроизоляционных и асбестоцементных материалов, строительных конструкций, созданием технологических процессов их производства. После выхода на пенсию в 1993 году опыт и знания Евсея Яковлевича были востребованы и его пригласили на работу в строительно-монтажную организацию «Русь» (1993-1997).

С начала 1970-х годов, когда по всему Советскому Союзу начали создаваться организации участников Великой Отечественной войны, Евсей Яковлевич активно начал заниматься общественной работой. В 1982–1995 гг.секретарь Президиума Совета ветеранов 16-й воздушной армии (ВА), а с 1996 г. по настоящее время секретарь Совета ветеранов 16-й ВА Московской общественной организации ветеранов Великой Отечественной войны, ветеранов боевых действий, военной службы и ветеранов труда.

За 40 лет он много сделал для увековечения памяти своих боевых товарищей и продолжает заниматься военно-патриотической работой. Его сослуживцами по 16-й ВА были И.Н. Кожедуб, Е.Я. Савицкий, С.И. Руденко, ставшие маршалами авиации, и еще более 200 летчиков и штурманов, удостоенных звания Героя Советского Союза.

Е.Я. Рудинский со своим школьным другом Ю.А. Мошковым и заслуженной артисткой России Н.М.Пярн на юбилейном вечере, 19.08.2022

Евсей Яковлевич вспоминает: «В 1940 году я стал курсантом Мелитопольского воен­но-авиационного училища летчиков и штурманов. Рано утром 15 июня 1941 года нас, курсантов училища, неожи­данно подняли по тревоге. И мы прошли маршем полтора-два километра на окраину города. Возмущались, потому что у нас был лозунг «Сдадим экзамены на отлично!» – а нам не дают под­готовиться! Через какое-то время вернулись в училище. А 16 июня у нас начались государственные выпускные экзамены. И вдруг 22 июня – то же самое! В ночное время нас подняли и опять на­правили по тому же маршруту. В том же месте, что и неделю назад, мы пробыли недолго. Нам сказали: «Быстро в училище, позавтракать – и на аэродром!» И вот, когда шли назад, кто-то высказал мысль, что это не учебная тревога – это уже война.

В училище мы быстро собрались и направились на аэродром. Он располагался в одном километре от учебного корпуса. Пришли туда, моросил мелкий дождик. Собрались мы, курсами под навесом. Командования никакого не было. Через какое-то время приехал начальник штаба: в кожаном реглане, перепоясанный. И он объявил, что в 12 часов дня выступал В. М. Молотов, что Германия напала на Советский Союз. Так мы узнали, что началась война.

И где-то во второй половине июля училище эвакуировалось в Новоузенск, Саратовской области и мы (те, кто сдал госэкзамены) с ним. Ожидали своей участи. А через какое-то время нас отправили переучиваться на английскую материальную часть. Посадили нас в поезд, и мы поехали через Пензy, Горький. Приехали в город Котлас Архангельской области. Старший группы получил назначение, и по реке Вычегде мы добрались в посёлок Коряжма. Позже мы узнали, что здесь создаётся аэросанное училище. 19 дней я здесь пробыл. Потом с группой был направлен в 222-ю эскадрилью связи Архангельского военного округа. И там началась моя служба в авиации. Это был октябрь 1941 года.

Там были опытнейшие полярные лётчики, призванные в первые дни войны. Они были старше нас на 12-15 лет. Они нас научили уважать метеослужбу, изучать метеообстановку перед полётом. На севере погода меняется довольно резко, часто. Летали мы там очень много. И в плане штурманской, авиационной подготовки прошли прекрасную школу. Но это была, конечно, эскадрилья не боевого назначения. Поэтому боевого опыта у нас не было. А мы – ребята молодые, писали рапорта, хотели воевать. В общем, дописались до того, что в конце концов к 1943 году наши просьбы были удовлетворены. И мы, семь человек штурманов, были направлены в отдел кадров в Москву и оттуда – в 113-ю бомбардировочную дивизию, а через несколько дней – в Казань на переучивание. В Казани мы нашли старых знакомых, они нам сильно помогли, и мы буквально через три-пять дней были за­числены в группу, которая направлялась в 16-ю воздушную армию. А в штабе получили назначение в 128-й Калининский (позднее Краснознамённый ордена Суворова) пикирующий бомбардировочный авиационный полк. Действовал он в основном по переднему краю – это артиллерийско-миномётные позиции, близлежащие подходы, различные склады, мосты. Там, конечно, пришлось уже переучиваться на боевую материальную часть. Многие ребята в полку уже имели боевой опыт. Этот полк начал воевать 22 июня 1941 года. Первые вылеты у него были на бомбардировщике СБ. А уже в декабре 1943 года полк был пол­ностью переучен на самолёт Пе-2.

В полку были 15 Героев Советского Союза. И командир полка – Воронков Михаил Михайлович – Герой Советского Союза. Полк входил в состав 24-й бомбардировочной авиационной дивизии, а она относилась к 3-му бомбардировочному авиационному корпусу, который входил в состав 16-й воздушной армии.

Я зацепил Курскую дугу, но уже в конце, операция заканчивалась. Сначала был рядовым штурманом, в эскадрилье связи стал штурманом звена, но здесь, будучи без боевого опыта, я, конечно, понимал, что в звеньевые ещё не гожусь. Дело в том, что бомбометание с пикиро­ванием в то время не очень было распространено. Был знаменитый 2-й гвардейский бомбар­дировочный авиационный корпус под командованием генерала И.С. Полбина. Он приме­нял бомбометание с пикированием с так называемой вертушки. Точность и эффективность бомбометания с пикированием намного выше, чем с горизонта. Потому что когда само­лёт летит горизонтально, то вертикальная скорость бомбы в момент отрыва равняется прак­тически нулю. А при пикировании начальная вертикальная скорость бомбы уже имеется.

Несколько позже в каждом корпусе был создан один полк, который назывался снайпер­ским. Ему поручали наиболее важные точечные цели: мосты, железнодорожные станции. Так вот 128-й полк и был снайперским. В то время мы использовали так называемый способ по ведущему в звене. В составе звена прицеливается только штурман звена. И в момент, когда бомба у него отрывается, ты смотришь и тоже нажимаешь кнопку сбрасывания. Первые вылеты были такого плана. Я был назначен в экипаж очень опытного лётчика Петра Агафонова. И после первых вылетов он ска­зал: «Знаешь, что, дорогой? Так мы с тобой много не налетаем. Ты смотришь цель – это не твоя задача. Твоя задача – крутить головой, смотреть за воздушной обстановкой».

28 и 29 июня 1944 года мы бомбили мост через реку Березину. Тогда началась операция «Багратион» 1-го Белорусского фронта. Этот мост имел очень важное значение, потому что это был единственный путь для отступления немецких войск. Полк два дня летал на этот мост. Здесь противодействие было очень сильное, хотя нас и прикрывали наши истребители. Немецкие истребители подожгли самолёт лётчика Степанюка с моим другом, Иваном Дундуком. Мы вместе оканчивали училище, вместе служили в Мелитополе. Оба мотора горели огромным пламенем. Лётчики сумели выскочить. Тогда же подбили и командира эскадрильи, Героя Советского Союза Фёдора Пашина со штурманом Николаем Старостиным, тоже Героем Советского Союза. Стрелок-радист был Иван Силаев, москвич, хороший парнишка. Они остались живы.

Со временем пришёл опыт. После операции «Багратион» в первых числах июля 1944 года 241-я дивизия (три полка) была направлена на 1-й Украинский фронт. Располагались мы в местечке Чарторийск, но боевой работы не было. 8 августа мы возвратились в состав 1-го Белорусского фронта на аэродром Малашевичи за рекой Буг в Польше.

Запомнился вылет 20 августа 1944 года на пункт Трояны. Не было противодействия: ни зениток, ни немецких истребителей. А потеряли экипаж Алексея Котова со штурманом Володей Порхатовым. Скорее всего, они не вышли из пикирования. Пе-2 был таким самолётом, что при бомбометании с пикированием нельзя было дожимать немножко вниз, потому что бомба могла сесть на собственный капот и можно было взорваться. Но вроде бы никто не видел взрыва.

В январе 1945 года начались боевые вылеты за Вислу. Летали на бомбардировку железнодорожного узла Лодзь. Эти вылеты мне особо запомнились, так как раньше не приходилось залетать на такую глубину в тыл противника. В феврале 1945 года мы перелетели на аэродром Межево на территории Польши, восточнее Познани. 11 апреля 1945 года перелетели на аэродром Милостово. Оттуда было менее 150 километров до центра Берлина. 16 апреля началась Берлинская операция. Отсюда мы совершали боевые вылеты на Кюстрин, Альдам, Зееловские высоты, Бесков, Франкфурт-на-Одере и др.

Разные были вылеты. Были атакованы истребителями, зенитки били. Были вылеты, где не было противодействия. Несколько вылетов запомнились в деталях на всю жизнь. Например, второй вылет 16 апреля 1945 года. Мы шли тогда пятёркой, вёл группу Юрий Владимирович Хилков, штурманом был Герой Советского Союза Николай Старостин. Из первого вылета мы возвратились: погода не позволяла, была очень низкая облачность. А на второй вылет всё-таки мы пробились к цели. Но входили в пикирование не на обычных высотах (порядка 2 000 метров), а намного ниже. И выводили из пикирования в районе 500-600 метров над землёй – а это очень низко. Плюс ещё просадка. И попали под очень сильный огонь МЗА (малокалиберной зенитной артиллерии). Я тогда летал с Борисом Минцевым – молодым лётчиком, но с очень хорошей техникой пилотирования. Мы привезли шесть прямых по­паданий снарядов МЗА – а это отверстия диаметром 25-30 сантиметров. Попадания были не в жизненно важные места самолёта. В этот вылет сбили самолёт Константина Царёва со штурманом, Героем Советского Союза Сергеем Фильченковым и стрелком-радистом Алексеем Кривоченковым. Все они были ранены, но остались живы, сели на нейтральную по­лосу. Немцы их обстреливали, и наши их выручили. Они благополучно вернулись в полк.

На Берлин у нас было два вылета: 27 и 28 апреля. Совершали боевые вылеты на Франкфурт-на-Одере, Бесков. Последний боевой вылет полк делал 30 апреля. А 1 мая мы перелетели на аэродром Ной-Граппе. Отсюда мы не сделали ни одного боевого вылета. На северном побережье Германии, там, где Северное море, ещё шли бои, но мы туда не доставали. Там для нас закончилась война. Нам объявили, что будет важное правительственное сообщение. Причём объявили ещё 7 мая! Но почему-то никакого сообщения не последовало. А уже вечером 8 мая мы узнали, что подписана капитуляция Германии. Была пальба из всех видов оружия! Радости, конечно, не было предела!

После этого в Ной-Граппе мы стояли ещё весь июнь 1945 года. А в июле узнали, что дивизия и корпус остаются в составе армии, и мы стали называться «ВВС Группы советских войск в Германии».

Евсей Яковлевич уволился с летной работы по состоянию здоровья в марте 1951 года с должности заместителя штурмана эскадрильи связи Уральского военного округа.

СПРАВОЧНО

Вторая трудкоммуна им. Ф. Дзержинского

На территории Николо-Угрешского монастыря (г. Дзержинский Московской обл.) с 1918 по 1924 год была размещена детская колония, в 1924-1925 годах – Красный детский городок, а в 1927 году в нём была открыта трудовая коммуна ОГПУ № 2. Впоследствии ей присвоили имя Ф.Э. Дзержинского.

После окончания Гражданской войны в стране оказались беспризорными многие сотни тысяч детей, которых ожидали криминальная жизнь, лишения, болезни, вымирание. В тюрьмах находилось не меньшее количество молодых преступников, в том числе осужденных за незначительные преступления. Инициатором государственных программ по спасению и перевоспитанию беспризорников и малолетних правонарушителей являлся Феликс Дзержинский, который, начиная с 1920 года, став руководителем Детской комиссии при ВЦИК, подключил к работе по реализации этих программ персонал ВЧК, местные органы власти, профсоюзы и комсомольские организации. Через созданные в 1921 году детские приёмники прошло 540 тысяч беспризорников, которые далее были размещены в детских домах, приняты на содержание разных организаций, устроены в семьи. Отмечу, что масштабная работа по созданию трудовых коммун продолжалась уже после его смерти в 1926 году. Всего в стране было создано примерно 60 трудкоммун.

В трудовой коммуне воспитывались дети и молодые люди обоих полов в возрасте до 25 лет из разных слоёв населения: из рабочих, крестьян, мещан, казаков и даже дворян. Не брали осуждённых по политическим статьям и совершивших тяжкие преступления против личности: убийства, изнасилования. Принимали воспитанников из детских домов, детей, задержанных в ходе борьбы с беспризорностью, молодых правонарушителей переводили из тюрем. Во многих случаях воспитанников приводили родственники, некоторые приходили сами. Из коммуны выходить не разрешалось, однако вооружённой охраны не было, поэтому иногда случались и побеги, как-никак Москва была рядом. Многие затем возвращались.

В коммуне с успехом применяли методику А.С. Макаренко. Талантливым педагогам, работавшим под руководством Ф.Г. Мелихова, П.С. Перепёлкина, Е.П. Смелянского, последовательно занимавших пост начальника трудкоммуны, удалось создать сплочённый коллектив коммунаров и вольнонаёмных работников. Была создана группа инженеров–воспитателей, в число которых входил М.И. Терентьев, впоследствии опубликовавший в «Люберецкой правде» очерки по истории коммуны. Упор был сделан на трудовое воспитание под руководством опытных специалистов с использованием передового по тем временам оборудования. Многие учились в дневных или вечерних школах. Трудкоммуна держалась на трёх китах: труд, учёба, культура и спорт.

Кегостров (остров Кего)

Остров площадью 10 кв. км находится в дельте Северной Двины в 500 м от г.Архангельска. Слово "кег" по-карельски означает "подверженный разрушению". Остров Кего постоянно размывается весенними разливами Северной Двины, постепенно уменьшаясь в размерах. Остров является популярным местом отдыха у горожан. На остров в летнее время регулярно ходит теплоход, в зимнее время связь осуществляется по льду реки. Население острова насчитывает около 2 тысяч человек (2020 г.).

Полярная авиация зародилась на Кегострове – здесь был самый первый местный аэродром. До сих пор сохранился его штаб, который переделали в жилой дом. Сохранилась улица Аэропорт Кегостров. С 1931 года по 1963 год на острове находился аэропорт города Архангельска.

В годы Великой Отечественной войны на аэродроме Кегостров базировались:

  • 222-й эскадрильи связи Архангельского военного округа, сформирована в сентябре 1941 года.
  • 5-й отдельный авиационный полк (ОАП) Гражданского Воздушного Флота (ГВФ), сформированный 15 ноября 1942 года на аэродроме Кегостров на базе Карело-Финской Особой Авиационной Группы ГВФ. С 15 ноября 1942 года по 30 октября 1944 года – в оперативном подчинении Карельского Фронта. Участие в операциях и битвах:

Оборона Карелии и Заполярья – с 15 ноября 1942 года по 14 ноября 1944 года.
Свирско-Петрозаводская операция – с 21 июня 1944 года по 9 августа 1944 года.
Тулоксинская операция – с 23 июня 1944 года по 27 июня 1944 года.
Петсамо-Киркенесская операция – с 7 октября 1944 года по 29 октября 1944 года.

На острове имеется памятник летчиков 5 ОАП ГВФ, которые погибли во время Великой Отечественной войны.

 

31 августа 1941 г. на аэродром Кегостров доставили первую партию британских истребителей «Харрикейн». Их доставляли в разобранном виде, а собирали в мастерских при аэродроме.

Советская бригада по испытаниям самолета «Харрикейн», сентябрь 1941 г.

Современный аэропорт Архангельска – Талаги находится на "большой земле", восточнее Соломбалы. В городе есть и второй аэропорт – Васьково – для малой авиации, и расположен он южнее города.

 

      16-я воздушная армия (ВА) сформирована в августе 1942 г. из соединений и частей 8-й воздушной армии и резерва Ставки Верховного Главнокомандования, управление армии переформировано из управления расформированной 1-й истребительной авиационной армии. Первоначально в нее вошли 220-я и 283-я истребительные, 228-я и 291-я штурмовые авиационные дивизии и два отдельных авиационных полка. В составе Сталинградского, Донского, Центрального, Белорусского и с 17 февраля 1944 г. 1-го Белорусского фронтов участвовала в Сталинградской и Курской битвах, освобождении Левобережной Украины, Белоруссии и Польши, в Берлинской наступательной операции.

       Войска армии участвовали в освобождении городов: Сталинград (2 февраля 1943 г.) – в результате уничтожения войсками Донского фронта окруженной группировки противника (операция «Кольцо»); Дмитровск-Орловский (12 августа 1943 г.) – в ходе Орловской операции Центрального фронта; Севск (27 августа 1943 г.), Глухов (30 августа 1943 г.), Путивль (2 сентября 1943 г.), Конотоп (6 сентября 1943 г.), Бахмач (9 сентября 1943 г.), Нежин (15 сентября 1943 г.), Чернигов (21 сентября 1943 г.), Щорс (ныне Сновск) (21 сентября 1943 г.) – в ходе Черниговско-Припятской операции Центрального фронта; Речица (17 ноября 1943 г.) – в ходе Гомельско-Речицкой операции Белорусского фронта; Калинковичи, Мозырь (14 января 1944 г.) – в ходе Калинковичско-Мозырской операции Белорусского фронта; Рогачев (24 февраля 1944 г.) – в ходе Рогачевско-Жлобинской операции 1-го Белорусского фронта; Бобруйск (29 июня 1944 г.) – в ходе Бобруйской операции 1-го Белорусского фронта; Слуцк (30 июня 1944 г.) – в ходе Минской операции 1-го Белорусского фронта; Барановичи (8 июля 1944 г.), Слоним (10 июля 1944 г.) – в ходе наступления войск 1-го Белорусского фронта на барановичско-слонимском и барановичско-брестском направлениях; Кобрин (20 июля 1944 г.), Седлец (ныне Седльце) (31 июля 1944 г.) – в ходе Люблин-Брестской операции 1-го Белорусского фронта; Прага (крепость в предместье Варшавы) (14 сентября 1944 г.) – в период боевых действий войск 1-го Белорусского фронта по удержанию и расширению захваченных на р. Висла плацдармов в районах Магнушева и Пулавы; Варшава (17 января 1945 г.), Сохачев, Томашов (ныне Томашув-Мазовецки) (18 января 1945 г.), Лодзь (19 января 1945 г.), Шнайдемюль (ныне Пила) (14 февраля 1945 г.), Познань (23 февраля 1945 г.) – в ходе Варшавско-Познанской операции 1-го Белорусского фронта; Штаргард (ныне Старгард-Щециньски) (5 марта 1945 г.), Кюстрин (ныне Костшин) (12 марта 1945 г.), Альтдамм (ныне Домбе) (20 марта 1945 г.) – в ходе Восточно-Померанской операции 1-го Белорусского фронта; Панков (23 апреля 1945 г.), Франкфурт-на-Одере (западная часть), Фридрихсфельде (23 апреля 1945 г.), Науен (24 апреля 1945 г.), Берлин (2 мая 1945 г.) – в ходе Берлинской операции 1-го Белорусского фронта.

    За годы войны 16-я армия совершила около 280 тыс. самолето-вылетов. За боевые отличия 30 ее соединений и частей преобразованы в гвардейские, 208 награждены орденами, 64 присвоено почетное наименование; свыше 27,5 тыс. воинов армии награждены орденами и медалями, более 200 летчиков и штурманов удостоены звания Героя Советского Союза, а А. Е. Боровых, В. М. Голубев и Е. Я. Савицкий удостоены этого звания дважды, И. Н. Кожедуб – трижды. В действующей армии находилась с 4 сентября 1942 по 9 мая 1945 г. Печатный орган – газета «Доблесть».

 

Гончаров Александр Иванович

Просмотров: 299 | Добавил: sgonchar
Всего комментариев: 0
avatar
close