Никонов Иван Петрович

Иван Петрович вспоминал:

     Я родился 10 апреля 1919 года в селе Топки Лев-Толстовского района Липецкой области. (Недалеко от моего родного села на станции Астапово в 1910 году умер Лев Николаевич Толстой – отсюда название местности). Мой отец, Никонов Пётр Иванович, не пил и не курил. 70 Получал он рублей в месяц.

     В 1935 году я вступил в комсомол. В 1937 году окончил Гагаринскую среднюю школу.

     С 1 сентября 1937 года по 31 августа 1938 года работал учителем 3 класса Гагаринской начальной школы. Первые классы таким молодым учителям не доверяют.

     16 сентября 1938 года сдал экзамены в Военное морское авиационно-техническое училище имени В.М.Молотова в городе Пермь.

     Зарплата моя в то время составляла 193 рубля в месяц при стоимости 1 килограмма сахара 90 копеек; 1 кг колбасы 2 рубля; пол-литра водки «Столичная» – 2 рубля 97 копеек.

     В мае 1940 года нарком Военно-Морского Флота присвоил мне звание воентехника II ранга. В должности техника-инструктора я был направлен в Военно-морское авиационное училище имени И.В.Сталина в город Ейск Краснодарского края. В этом, единственном в стране готовящем лётчиков для морской авиации, лётчик-инструктор лейтенант ПРОНЧЕНКО В.П. учил 12 человек курсантов летать. Я учил их готовить самолёт к полёту, знакомил с устройством самолёта, двигателя. Учил курсантов – будущих лётчиков – летать на исправном самолёте.

10 марта 1941 г. г. Ейск

Дыхание войны уже ощущалось…

     В начале июня 1941 года было выпущено из училища более на все флоты 200 лётчиков. В училище было 4 эскадрильи истребительные, 2 эскадрильи бомбардировочные и 2 – лодочные типа амфибий. Я состоял в 5-й авиаэскадрилье истребителей.

     22 июня 1941 года в 12 часов дня был митинг. Мы слушали речь наркома иностранных дел В.М.Молотова о вероломном нападении Германии на Советский Союз. Сразу же многие из нас написали рапорты о направлении нас на фронт.

     В 18 часов я заступил на дежурство по аэродрому. Многие командиры уехали в город Ейск в субботу 21 июня. Всех присутствовавших на митинге командиров вызвали в училище. Я остался на аэродроме в качестве главного, и при мне – караульная служба.

     В субботу 21 июня 1941 года командир эскадрильи капитан ВАСИЛЬЕВ улетел на самолёте «ПО-2» под Таганрог, в Глафировку, а 23 июня утром уже вернулся обратно.

     В 21 час поступила телеграмма из училища с распоряжением произвести затемнение. Но в то время электрика не было, всё закрыто! Поэтому надо было из караульного помещения взять смену и предложить залезть на каждый столб, а их было шесть – восемь, и выключать лампочки. Или стрелять по ним.

     В городе Ейске 1 июля 1941 года меня перевели в 10-ю отдельную ночную эскадрилью на центральный аэродром. У нас мало было лётчиков-инструкторов-ночников, а в частях – итого меньше.

     С фронта прибывали лётчики для переучивания на «ночников».

     Наши самолёты были рассредоточены по садам. Часть фруктовых деревьев пришлось вырубить. От струи винта заведенного двигателя падали сливы, абрикосы, вишни, и нам было разрешено полакомиться «живыми» витаминами.

     В середине августа ночью над аэродромом появился немецкий самолёт-разведчик. В воздухе и на земле не было ни одного нашего самолёта. Вернее, на земле были и самолёты, и лётчики, но ни у одного самолёта пулемёт не был заряжен лентами. Около ста лётчиков-ночников подготовили авиаэскадрилью.

     К нам прибывали с фронта на переформировку с Балтийского, Чёрноморского и Северного флотов. Лётчики формировали части, новые самолёты. Лётчиков учили ночным полётам. Группа лётчиков-ночников 25 декабря 1941 года была направлена на Северный Флот через город Горький в Москву, куда они прибыли 1 января 1942 года. Во время двух-трёх одиночных полётов была разведана обстановка. Обнаружены разрушения. Трамваи работали до девятнадцати часов, метро – до двадцати одного часа.

     В город Мурманск прибыли 10 января 1942 года. Нас принял командующий авиации Северного Флота генерал майор авиации КУЗНЕЦОВ А.А. 12 января 1942 года в качестве техника самолёта Краснознамённого авиационного полка я прибыл в 3-ю авиаэскадрилью Краснознамённого авиационного полка техником самолёта аэродрома Ваенги II (сейчас это Североморск II). 18 января 1942 года указом Президиума Верховного Совета СССР 72-у полку было присвоено наименование 2 Гвардейский Краснознамённый авиационный полк. Командиром полка был назначен подполковник САФОНОВ Борис Феоктистович, Герой Советского Союза (26 августа 1915 — 30 мая 1942). За 12 сбитых немецких самолётов 16 сентября 1941 года ему было присвоено это почётное звание. Во фронтовых газетах печатали его фотографию и с призывом равняться на Героя.

    Я готовил и выпускал самолёт лейтенанту ТОЛСТИКОВУ Николаю Кирилловичу, который летал днём и ночью. Авиационным техником звена был старший лейтенант БЕЛОУСОВ Василий Иванович, замечательный человек и специалист высокого класса, он был (в командировке) более года в Китае. Награждён орденом Красной Звезды. У него я многому научился. На самолётах-истребителях кроме стрелкового вооружения подвешивались 6 реактивных снарядов («катюш»): по 3 под крылом и пулемёты от 2 и более.

    Налёты немецкой авиации были частыми, воздушные бои были и над аэродромами. В 1942 году у нас ещё не было достаточно самолётов, равных немецким, и по качеству и по количеству. Последние превосходили и наши и американские. В марте 1942 года немецкая авиация начала массированные налёты на Мурманский и Полярный аэродромы. Летом 1942 года я прибыл 20 истребительный авиационный полк, в котором было 50 самолётов «Як-5», которые не уступали немецким истребителям «МЕ-109», «МЕ-110» и «FW-190” (Многоцелевой самолет "Фоккевульф-190", его конструкция представляла собой последнее слово в самолетостроении). Стало легче, немецких налётов стало меньше.

     В декабре 1942 года было приказано мне, технику авиационного звена, с механиками сержантами КОВАЛЕНКО Анатолием и ТИХОМИРОВЫМ Николаем под открытым небом, при 25-30-градусном морозе из трёх неисправных (разбитых) самолётов собрать один. За двое суток мы собрали самолёт, лётчик облетал его, и самолёт был передан в учебный полк, где летал до возможности летать. Полк начал принимать самолёты «Аэрокобра Р-39». Надо было переучиваться и летать на них, так как они были совершеннее по вооружению наших истребителей «И-15», и «И-16». За обеспечение семидесяти боевых вылетов я награждён медалью «За боевые заслуги».

     Лётчики, техники, младшие специалисты располагались в скале: в её подножье было выдолблено место, внутри стены и пол были обшиты деревянными досками, приспособлены двухъярусные кровати, дверь, нары. Сопкам шестидесяти-семидесятиметровой высоты бомбы были нестрашны. Но в конце апреля 1942 года началось таяние снега. Ночью унты, валенки поплыли к двери.

– Полундра! Спасай паспорта! Тонем! – слышались со всех сторон крики.

     Внизу метрах в трёх-четырёх от входа протекал ручей. Пришлось перебраться выше, где было сухо, но защиты от бомб не было.

     23 февраля 1943 года нам зачитали приказ наркома ВМФ, что вводятся офицерские звания и погоны. Мне вручили погоны старшего лейтенанта − три звёздочки, две полосы на рукаве. А был я воентехником I ранга, мне положено две нашивки на рукаве кителя. И состав наш назывался командно-начальствующим, а не офицерским. Я стал техником авиационного звена, в котором четыре самолёта, у каждого самолёта − техник. Самолёты летали на штурмовку передовых линий немцев, на охоту за небольшими судами, баржами, топили их реактивными снарядами.

 

Май 1943 года. Архангельск. Лидия Александровна и Иван 1944 год, г.Поной. А до конца

Никоновы войны − ещё летать и

летать…

 

Второй справа Иван Никонов. 7 марта 1944 г. Мурманская область

"До тебя мне дойти нелегко, А до смерти - четыре шага"…

     30 декабря 1944 года полк перебазировался на аэродром Луостари – в 8 километрах от норвежской границы, в 166 километрах от Мурманска и в 25 километрах от Лиинахамари. Аэродром, размером в 90 метров шириной и 1000 метров длины, был из деревянных шпал. Там был хороший аэродром немцев. За короткое светлое время самолёты пролетали 101 километр по прямой линии с многочисленным обслуживающим персоналом.

     31 декабря 1944 года из Мурманска вышел транспорт «Тбилиси», на котором были технический и штатный личный состав: офицеры, матросы, механики, мотористы и полковое имущество, продовольствие и всё необходимое полку.

     В двадцать четыре часа на траверсе полуостров Рыбачий вышел пароход «Тбилиси». водоизмещением в 3,5 тонны. Его сопровождали сторожевые корабли водоизмещением 1200-1500 тонн. Немецкая подводная лодка торпедировала его. Ночью волны составляли 5 баллов. Сторожевые корабли охотились за подводными лодками, забрасывали их глубинными бомбами.

     Корабль «Тбилиси» подошёл на дне волны, а тральщик – на гребне волны, высота которых около 5 метров. Опасно. Люди раздевались, бросали одежду и прыгали на сторожевые корабли, кто смог прыгнуть, − их ловили матросы сторожевика, кто прыгал мимо, тех спасти невозможно было. Спаслись сержант РОДИН, механик по вооружению, и сержант МОРДКОВИЧ, механик по спецоборудованию. Погиб мой однокурсник по училищу, в котором наши кровати рядом стояли, ГАЛЬЧЕНКО Андрей.

     У судна оторвало нос, он утонул с сейфом, в котором находились полковые документы. Моё личное дело тоже кануло в водную пучину. Некоторые офицеры, кто храбрее, спустились в трюмы – там были всяческие напитки. Они проснулись в Мурманске, вернее в Росте – где находился судоремонтный завод. Пароход, у которого утонул нос, был кессонного типа. Буксиром его прибуксировали, а с ним оставшихся в живых людей, и всё, что сохранилось.

     За Печенежскую операцию звание Героя Советского Союза было присвоено двадцати восьми лётчикам, штурманам, стрелкам-радистам. Многие получили ордена и медали, среди них был и я: награждён Орденом Красной Звезды.

     Немецкие самолёты больше не показывались над Мурманском. Но подводные лодки даже после капитуляции торпедировали, хотя и редко.

     7 ноября 1944 года наркомовские 100 грамм нам не дали! Лётчикам-подводникам, кто тралил мины, получили, а мы нет. Это ж, мы считали, несправедливость!

     В марте 1945 года наша 3 эскадрилья перелетела на отдых на остров Ягодник, что в 25 километрах южнее г. Архангельска. Летали мало: только для того, чтобы лётчики тренировались, проводили воздушные бои.

     В Берлин наши войска вошли 2 мая 1945 года. Произошла одна из крупнейших битв в Великой Отечественной войне! Она началась 16 апреля 1945 года. Берлинский гарнизон капитулировал 2 мая. 8 мая 1945 года наши лётчики, пролетая над г.Архангельском, заметили, что над Английской миссией появились разноцветные флаги, было оживление, что свидетельствовало о каком-то торжестве.

     9 мая 1945 года в 4 часа утра нас разбудила беспорядочная стрельба из многих видов оружия: пистолетов, автоматов. Слышалась пулемётная стрельба из самолётов. Даже 2 реактивных снаряда с «ИЛ-2» были выпущены через р. Северная Двина в сторону леса! Снаряд летел до 8 километров, но населённых пунктов в лесу не было, к счастью. Такая радость охватила всех! Раз в жизни такое выпадает: нам разрешили сходить в театр в г.Архангельске. Там в Госбанке работала моя жена Лариса Александровна, 1921 года рождения. Конечно, мы безумно обрадовались встрече. Отвели нас и на ликёроводочный завод, где вырабатывался технический спирт для самолётов. Но даже за Победу я категорически отказался его пить. Хотя часть его попадала на прилавки, назывался он сухой древесный, но и питьевой.

     В августе 1945 года мне предоставили отпуск на 45 суток. Мы с женой отправились в Топки – на мою Родину. Вернулся я в сентябре в Ваенгу один, семья осталась в Архангельске. В феврале 1952 года мне присвоили звание майора и направили на годичные курсы в г. Ленинград в Военно-политическое училище им. А.А.Жданова. Проучился я там с 1 сентября 1952 года по 30 сентября 1953 года. После окончания курсов я был направлен по желанию на Северный флот в должности заместителя командира по политчасти 718 отдельного зенитно-прожекторного батальона ПВО Северного флота. Уволился в запас в апреле 1958 года с правом ношения военной формы одежды с кортиком номерным 1954 года. В июле 1958 года мне предложили должность начальника отдела кадров строительного Управления 863 Московского аэропорта Домодедово.

     В 1961 году я поступил в Московский государственный педагогический институт им. В.И.Ленина на вчерне отделение исторического факультета. После его окончания работал в школах №№ 649, 525, 511, 916 военруком, преподавателем истории, обществоведения. Сейчас я член Президиума Совета Ветеранов Краснознамённого Северного Флота. У нас 12 подшефных школ и ПТУ, в которых я часто бываю, веду большую работу по патриотическому воспитанию молодого поколения.

     Награждён 3-мя орденами и 30-ю медалями, из них – 5 медалей Российской Федерации.

close