Джеффри Шелтон (Geoffrey Shelton)

    (12.1925-4.04.2018) В декабре 1943 года в возрасте 18 лет Джеффри Шелтон был призван в ВМС Великобритании и обучался в военно-морском учебном центре «Коллинвуд» (Collingwood), Портсмут. Он продолжил морскую семейную традицию: его прадед был капитаном дальнего плавания, а два дяди служили в Королевских ВМС.

    После получения флотской специальности он был распределен на транспортный корабль Королевских ВМС «Виндекс» (HMS Vindex), который принимал участие в Северных конвоях, названных Уинстоном Черчиллем «худшим путешествием в мире» из-за многочисленных смертельных опасностей, которые подстерегали моряков.

    В статье 2015 года Джеффри Шелтон так описывал свое участие в Северных конвоях:

«Тогда, молодыми, в расцвете сил мы могли справляться с низкой температурой и бессонными ночами. Мы стойко переносили шторма и без возражений принимали небольшую зарплату, мы смирились с долгими часами и с леденящим холодом в кают-компаниях.

    Мы научились жить с постоянным страхом, с оглушенными - из-за орудийных выстрелов и взрывов глубинных бомб - ушами. Мы прекрасно осознавали, что старуха с косой, подобно немецким гидросамолетам, и днем, и ночью отбрасывала на нас свою тень. Смерть всегда находилась где-то поблизости, но мы надеялись, что она коснется кого-то другого.

    Когда умирал кто-то из наших сослуживцев, мы принимали этот факт с тихим смирением. Если его тело оказалось за бортом, мы произносили тихую молитву. Если же нет, то мы оборачивали погибшего в гамак и осторожно предавали его тело волнам.

    В течение суток после этого на палубе было тихо, никого не принуждали молчать, просто так получалось. Потом мы продавали имущество погибшего на аукционе по завышенным ценам и отправляли вырученные деньги его близким. Мы грустили, но слез не было.

   В такие моменты, когда на палубе было тихо, мы размышляли над своими страхами и надеждами. Мы вспоминали тех, кого любили дома, думали о близких погибшего сослуживца, которые, возможно, спят в своих удобных кроватях и не знают, что мы только что попрощались с его телом.

   Какие чувства у меня остались 70 лет спустя? После выхода на пенсию у меня появилось время поразмышлять обо всем и встретиться со своими старыми сослуживцами в клубе ветеранов Арктических конвоев. Изменились ли мои ощущения? Да. Я горюю по своим сослуживцам сейчас даже больше, чем когда-либо.

   Мы вместе делили опасности, и я случаю по ним, молюсь за них, и наедине сам с собой – оплакиваю их. Я думаю о тех переменах, которые произошли в мире с тех пор, как они покинули его, о тех изменениях, которые я имел честь увидеть, а они нет.

   Один из лучших моментов в жизни – это держать руку ребенка в своих руках. Мои погибшие сослуживцы никогда не знали этого чувства. Они не увидели, как человек смог высадился на Луну, как Англия выиграла Чемпионат мира, не узнали, что такое цветное телевидение, кто такой Паваротти, они пропустили то, как на престол взошла новая Королева. Им ничего не известно о войнах в Корее, во Вьетнаме, за Фолклендские острова. Они не слышали про Холодную войну против тех самых людей, за которых они когда-то отдали свои жизни. Они ничего не знают о Берлинской стене, убийствах Ганди, Кеннеди и Лютера Кинга. Столько всего произошло, в том числе и хорошего, но они не смогли этим насладиться. Некоторые умерли, оставив свои семьи, другим так и не представился шанс узнать настоящую любовь.

    Поэтому сейчас я горюю даже сильнее, и мое сердце наполнено печалью».

    Андрей Анатольевич Прицепов, Генеральный консул России в Эдинбурге, тепло отозвался о Дж. Шелтоне:

    «Для большинства из нас Джефф был не просто другом; он был скорее как отец, всегда заботливый и понимающий, готовый поддержать и дать совет. Среди многочисленных умений Джефф обладал уникальной чертой – тонким чувством юмора в лучших британских традициях; вместе с неугасающей искринкой в глазах это всегда создавало семейную и дружескую атмосферу, охватывающую всех, и мы так радовались этому. У Джеффа был сильный характер, он настоящий герой войны, его выносливость и жизненная сила дали бы фору персонажу Хемингуэя из «Старика и моря». Вместе с тем у Джеффа была нежная и сострадательная душа – не так давно он делился с нами, что только воспоминания о погибших братья по оружию помогали ему держаться и продолжать вести работу по увековечиванию наследия Северных конвоев.

    На протяжении многих лет Джефф был выдающимся оратором, его блистательные речи на государственных приемах в честь Дня России и других мероприятиях, посвященных Северным конвоям помнят многие. На Гала-приеме по случаю 75-й годовщины самого первого конвоя под кодовым именем «Дервиш» на борту Королевской Яхты «Британия» в Лите в августе 2016 года он не только выступил с речью, но и спел вместе со товарищами-ветеранами песню их молодости времен войны. Присутствующие не смогли сдержать слез».

    В предисловии «на основе суждений, почерпнутых из выступлений и бесед к книге «Холодные моря и горячая дружба – Конвои в Россию 1941-1945 гг.» Дж. Шелтон писал:

«За прошедшие семьдесят пять лет были установлены теплые отношения между ветеранами Северных конвоев и нашими российскими друзьями, и они никогда не будут разрушены, а помнить о них будут еще долго после того, как мы уйдем».

Генеральное консульство России в Эдинбурге о ветеране Северных конвоев Джеффри Шелтоне

 

 

close