Рогаль Леонид Иванович

Леонид Иванович родился 27 июля 1925 г. в г.Речица, Гомельская обл., Белоруссия. В июне 1941 года окончил среднюю школу. Наутро, после выпускного вечера узнал о начале Великой Отечественной. Вместе с отцом – директором школы вступил в отряд народного ополчения, оказывали помощь частям Красной Армии. Летом 1942 года Леонид вступил в партизанский отряд им. Климента Ворошилова. Отряд входил в Гомельское партизанское соединение, которое наносило ощутимые удары по противнику.

В декабре 1943 года после освобождения Гомельской обл. Леонида мобилизовали в Красную Армию, на Ленинградский фронт. Служил в зенитном дивизионе 128-й отдельной зенитно-артиллерийской бригады, охранял от налетов фашистской авиации небо ленинградских пригородов – Пушкина, Пулкова, Павловска.

Интервью Леонида Ивановича

У меня семья была изумительная: мама, отец, две сестры и брат. Никого нет уже… Отец, Иван Иванович, был директором школы в Речице, и школа его гремела на всю Белоруссию. Потом переехали в Ровенскую слободу, ему там школу надо было поднимать. Тут застала нас война...

Понимание пришло через несколько дней. Леня никогда не забудет, как они пошли с друзьями в Речицу. Все было, как обычно - высокое небо, поля, дорога, вкусно пахнущая теплой землей. Но - виселицы вдоль дорог. И тела в придорожных канавах. Так пришло осознание, что на белорусской земле отныне установлен другой порядок. Тогда он впервые ощутил, как сердце может заходиться от ненависти. Она поселилась в его сердце возле великой любви, подаренной ему...

В Речицы пришло гестапо. Начались казни. Немцы истребляли в первую очередь представителей партактива, и стало ясно, что директору школы несдобровать.

В Зину Кривоносову я влюбился в третьем классе. Удивительная дивчина была.Я маленький был, но знал, что это навсегда, и выколол на руке букву «З», а потом и имя целиком. Как ни взглянешь на руку — видишь его. Это чудо было какое-то, эта любовь.

К 1943 году Зина останется сиротой — вслед за отцом уйдет из жизни и ее мама. Леня, будто предчувствуя что-то, будет просить своих родителей, чтобы они забрали ее к себе. Те замялись. Трудно сказать почему, ведь она им нравилась. Может быть, побоялись молвы. Но в итоге - не успели. В июле Зина, уже опытная связная партизан, войдет в лес с четырьмя словаками, сбежавшими от немцев, чтобы переправить их в отряд. Их встретит засада. Расстреляют всех.

Леонид Иванович, у многих представление о том, как жил партизанский отряд, несколько романтичное. А как это было? - Ох, да какой там романтизм! Ад это был и кошмар. Отряд наш, 152 человека всего, занял в глубине леса приличное по площади место, вокруг посты расставили. В лагере землянки были. Где по трое жили, где впятером. Все время в одежде, в ней и спишь, и на задание идешь, и на стычку с немцами попадаешь. Вшивость была страшная… Как они хрустят мерзко, вши… Выйдешь, снимешь с себя одежду верхнюю, встряхнешь — сыплются. Мерзость.

- А мылись как? И туалет?

- Да как получится, что называется. Вода, конечно, была — Белоруссия и озерами богата, и речушками, и болотами. Постирушки устраивали. Но ужасные условия, нечеловеческие. Отец в отряд уходил с закрытой формой туберкулеза. А вернулся — на теле 150 фурункулов и туберкулез открылся. Он умер в 52 года.

- Горько... А питались чем?

- Посылали ночами отделения с подводами в соседние села, жители давали нам, что могли. Мы как-то поехали за провиантом и с немцами столкнулись, они по краешку леса возвращались к себе, награбив. Мы открыли огонь… Молоко, куры — наши… Война! Потом готовили. Костры жечь было запрещено, но мы жгли днем, когда дым не так виден. Зимой в землянке оставляли маленький огонек. Все теплее.

- Дисциплина железная была?

- Нормальная. Все же друг друга знали. Командира уважали. Нами командовал Петр Иванович Васильев, бывший директор гвоздильного завода. Он в партизаны ушел, а семью вывезти не успел. Жену и пятерых детей расстреляли. А вообще, в отряде спокойствия не было. Немцы бомбили нас, из пушек стреляли и минометов. А еще были предатели… Иные местные, в основном это были вернувшиеся после отсидок уголовники, и обиженные советской властью, быстро находили язык с немцами и, став полицаями, вели немцев в лес — прочесывали его как гребенкой, ведь все тропочки им известны были. Мы, когда бои держали, когда вглубь уходили. Но в лес немцы углубляться не любили — партизан боялись.

СИЛЬНЕЕ СТРАХА

Постепенно риск стал привычкой. Но первый случай, когда от страха прервалось дыхание, он помнит хорошо.

— Взрывать железную дорогу мы ходили. Немцы сгоняли местных и вдоль железки вырубали полосу шириной метров двести, пускали вверх осветительные ракеты и круговой огонь вели — «профилактически». Первый раз на минирование я пошел в составе небольшой группы. Прошли десять километров по лесу, осталось двести метров. Для подрыва ночи выбирали особые — зимой самые морозные или такие, когда дождь стеной. У каждого было по две толовые шашки и граната.

- А оружие?!

- Нельзя. Да и как его потащишь? Гранату — и ту для самоподрыва выдавали, говорили: если что — подрывайся сам, а лучше вместе с немцами. Ну вот, я дополз до железки, заложил шашки, смотрю — а невдалеке патруль. Я дышать перестал, гранату в руке сжал. Они мимо идут. Собака их гавкнула. Ну, все, думаю. А они внимания не обратили. Я с насыпи скатился, как-то до леса дополз. Оказалось, их и другие ребята видели. Повезло нам.

- Вы мстили. А немцы отвечали?

- Они ненавидели партизан… Мстили и они. В Речице стал начальником управы некто Герхард. Наши ночью бросили гранату, убили и охрану, и его. Немцы потом 600 человек по району арестовали и отправили в Гомельский концлагерь. Или вот, например, был у нас бой под деревней Горновкой. Мы отступили в лес. Меня ранило осколком, Лида Дворник, дочка бывшего председателя сельсовета, на себе уволокла меня в лес, жизнь спасла. А немцы потом деревню эту спалили. Кто успел убежать — убежал. Кто не успел — того сожгли. Или вот еще. Приехал в Бугримовку старостой бывший кулак, на Соловках отсидевший. А в доме его давно жил мой дядя, Николай Пинчук, местный лесник, его жена и пятеро детей. Староста продукты собирал для немцев, а потом начал молодежь им подгонять для отправки в Германию. Партизаны старосту этого за околицей и расстреляли. Немцы на следующий день вывели дядину семью на то же место и всех положили. Даже младшего сына его, трехлетку. Один сын спасся, ушел огородами. Они искали его: все стога у соседей вилами перетыкали. А брат мой двоюродный Володя Горбач шел по деревне своей, и кто-то пальцем в его сторону указал — мол, партизан. Трое суток пытали. Расстреляли потом.

- А немцы держались как хозяева?

- Да нет. Они боялись. Поодиночке не ходили, группами все. Иногда с нашими девчатами.

- Не по их желанию.

- Как вам сказать. Разное случалось. Иные хорошо с немцами заигрывали. Война!

...Он замолкает надолго. И я понимаю, что сейчас он — далеко-далеко, в пахнущей дымом Речице, и прерывать его раздумья нельзя. Через пару минут Леонид Иванович начинает говорить — глухо.

— У меня спросили как-то, какое чувство осталось у вас к немцам… А я говорю.

...Нет, он не может говорить.

Кулак несколько раз крепко, в бессильной ярости опускается на подлокотник кресла, сжимается еще раз и падает, раскрывшись, на центр груди.

— Сидит! Вот тут сидит, понимаете?! Боль такая, что… Нет, вы не подумайте, я же общался с ними после войны. Я ничего не имею против нынешних, поколение прошло уже, я ценю и уважаю их за пунктуальность, дисциплинированность… Но — сидит в душе!!! И болит, болит страшно.

… В боях под Речицей в 1943 году погиб лучший друг Леонида Рогаля. Он поклялся, что будет мстить за него столько, сколько сможет. И в честь клятвы положил в карман патрон. Который носит с собой всегда — до сих пор.

В ноябре 1943 года гитлеровцев выдворили из Речицы. На опустевшей, изнасилованной земле начала возрождаться жизнь. Партизанские отряды расформировали. Часть бывших партизан влилась в Красную армию. Леню Рогаля отправили на Ленинградский фронт. Он оказался в зенитном дивизионе, охранявшем от налетов фашистской авиации небо ленинградских при-__ городов, а также и небо Москвы — через зенитчиков фашисты уже не пролетали. В 1946 году 128-ю отдельную зенитно-артиллерийскую бригаду передислоцировали в Азербайджан. Здесь Леонид Рогаль дослужил до 1948 года, а потом демобилизовался.

Ох как трудно это было — столько лет над книгами не сидел, и вдруг на тебе… Занимался он успешно и поступил на исторический факультет пединститута в Бресте, а позже, в 1950-х, окончил еще и Гомельский педагогический. Позже, когда он переедет в Москву, он поступит в аспирантуру МГУ, на философский факультет, и окончит кафедру педагогики и психологии. Его призванием станут педагогика и дети.

Несколько лет назад Леонид Рогаль выиграл суперигру в передаче «Поле чудес».

— Якубович спросил у меня: а что ж ты, солдат, рядовым войну кончил и лычек не заработал. А что сказать? Мне это как-то не нужно было.

Но предложение сыграть ва-банк солдат принял. Якубович спросил: «Солдат, Сталин сказал, что нас спасут три слова на букву «с». Назовешь — все призы твои!» У рядового Рогаля была минута. Вспомнив войну, он назвал первое слово — Соль. Потом назвал Сухари. А потом— замер. И время истекало. Но он сказал — Спирт. Который пили, притупляя боль и согреваясь. Которого сам выпил немало. Который был иной раз слаще меда. И — выиграл.

- Партизанское движение в тылу врага стало формироваться уже в первые месяцы войны. Беспрецедентную массовость партизанскому движению обеспечили не столько организационные шаги командования Красной армии, сколько ненавистническая политика нацистов на оккупированной территории. Немцы своими действиями толкали людей на непримиримую борьбу с ними. Угоны в Германию, карательные акции в отношении мирных жителей, массовый террор, развязанный в рамках установления «нового порядка», — все это укрепляло советских граждан в решимости оказать вооруженное сопротивление противнику. В итоге в 1941–1944 годах на оккупированной территории СССР действовали более 6 тысяч партизанских отрядов и соединений, численность партизан и подпольщиков достигала около 1,3 миллиона человек. Партизаны контролировали значительные по площади районы в тылу врага, подрывали поезда, вели разведывательную, диверсионную, пропагандистскую работу, уничтожали противника и его пособников, оказывали содействие регулярным частям Красной армии.

ФАКТЫ

За годы войны партизанами было произведено 20 тысяч крушений поездов, уничтожено 2500 паровозов, подорвано 12 тысяч мостов на железных, шоссейных и грунтовых дорогах, 42 тысячи автомашин, 350 тысяч вагонов, цистерн и платформ, 6 тысяч танков и самоходных артустановок и бронемашин, сбито в воздухе и взорвано на аэродромах 1100 самолетов, выведено из строя 17 тысяч километров линий связи, уничтожено более 600 тысяч и взято в плен более 50 тысяч солдат и офицеров противника. В результате действий партизан потери фашистов оказались в пять раз больше, чем потери от действий англо-американской авиации за весь период Второй мировой. За мужество в борьбе с нацистами более 300 тысяч партизан и подпольщиков были награждены орденами и медалями, более 200 человек удостоены звания Героя Советского Союза. Двум из них, Сидору Ковпаку и Алексею Федорову, оно было присвоено дважды.

СПРАВКА

Численность белорусских народных мстителей к концу войны превышала 374 тысячи человек. Они были объединены в 1255 отрядов, из которых 997 входили в состав 213 бригад и полков, а 258 отрядов действовали самостоятельно. Партизанский отряд имени Климента Ворошилова, в котором находился Леонид Рогаль, входил в Гомельское партизанское соединение, которое наносило удары по противнику вплоть до середины 1943 года

close