Либерман Илья Александрович

      Либерман Илья Александрович (9.06.1924 г.р.) – участник Великой Отечественной войны, кавалер шести боевых наград, кандидат экономических наук, профессор, член-корреспондент Международной академии информатизации.

      В период 1942–1945 гг. И.А.Либерман принимал участие в боях на Кавказе, Украине, Румынии, Болгарии, Венгрии, Австрии, Чехословакии и Югославии. Вашему вниманию предлагаются отрывки из его книги "Война глазами фронтовика".

      «Косвенное отношение к войне я получил, когда я был ещё школьником. Моя семья жила в то время в Одессе, а её постоянно бомбили уже в конце июня 1941 г. Мы, мальчишки, в начале бомбардировок лазили на крышу и сбрасывали с неё зажигательные бомбы. Позднее, когда мы познакомились с разрушительной силой бомбежки, после сигнала налета авиации уходили в бомбоубежище, которое было оборудовано в подвале нашего дома. Мой отец, начиная с Первой мировой войны, был военным, и перед занятием немцами Одессы меня, мать и сестру эвакуировали из города морем через Херсон в Запорожье. Остальные родственники, включая мою бабушку, братьев и сестер матери и их детей, остались в оккупации в Одессе и были расстреляны в числе 25 тысяч евреев на территории казарм Чапаевской стрелковой дивизии.

       Потом был Днепропетровск, а затем наша семья оказалась в Краснодаре, где располагалось эвакуированное из Винницы пехотное училище. 22 июня 1942 г. я был зачислен курсантом. Но учиться военному делу в училище мне пришлось недолго. Через месяц училище в полном составе отправили под Сталинград, а нашу роту, состоящую из новобранцев, оставили охранять казармы училища.

     В это время на Южном фронте складывалась для наших войск неблагоприятная обстановка. После многодневного отступления в районе Барвенково немцы захватили стратегическую инициативу и, подводя свежие резервы, начали широкомасштабное наступление на Кавказ и вскоре захватили Ростов (в начале июля 1942 г.). Наша рота курсантов отошла за Кубань, взорвав Пашковскую переправу.

      За переход мы проходили не менее 50–60 километров с полной выкладкой, что для меня, городского жителя, который в школу в Одессе, находившуюся от дома на расстоянии 5 кварталов, добирался на трамвае, такие переходы, да ещё по горам, требовали напряжения всех сил. Особенно трудно было оторваться от земли после пяти — десятиминутного привала.

      Пищей нам во время отступления служили терн (особый род слив), дички яблок и 120 граммов муки, из которой только в гуще леса готовили в котелке на кострах жидкую похлебку. Почти целый месяц мы не видели хлеба и впервые его попробовали, только когда заняли оборону в районе горы Индюк, вблизи Черного моря. В конце августа наша рота курсантов вместе с отступающими войсками достигла предместья Туапсе и заняла оборону на перевалах, ведущих к городу. Нас включили в состав Приморской оперативной группы под командованием генерал-полковника Я.Т. Черевиченко.

      Бои в районе Туапсе были чрезвычайно тяжелыми и длительными. С конца сентября, после основательной перегруппировки сил, немцы снова атаковали город. В районе горы Индюк, вблизи Туапсе, я был в первый раз ранен. Меня перевезли в сочинский госпиталь, который находился на территории теперешнего санатория имени Орджоникидзе. Оттуда через некоторое время перевезли в госпиталь в поселке Очамчира в Абхазии, а потом в Тбилиси. После выздоровления меня отправили в Харьковское пехотное училище в город Наманган, в Узбекистане, где зачислили на минометное отделение».

      В связи с нехваткой на фронте в действующей армии военнослужащих командного состава различных специальностей, на территории Среде-Азиатского военного округа (САВО), в частности в Узбекистане и Туркменистане были развернуты в спешном порядке многочисленные профильные военные учебные заведения для подготовки как младшего командного состава, так и подготовки офицеров-специалистов. Ускоренный период подготовки в 1942-1943 гг. был как правило 6-8 месяцев, максимум – 1 год. Эти училища готовили сержантов – командиров отделений по шестимесячной программе, офицеров (младших лейтенантов) – по десяти-двенадцати месячной.

      «Учеба курсантов в училище проходила по суворовскому принципу: тяжело в учении, легко в бою. Высокая температура воздуха (до 60 градусов Цельсия) создавала гнетущее настроение, даже в период дневного отдыха с 11 часов до 5 часов, когда у нас была самоподготовка.

      Постоянная строевая подготовка, муштровка строевым шагом, бессмысленные штыковые упражнения над чучелом (сверху прикладом бей, штыком прямо коли и др.), бесконечные построения и повороты в строю: налево, направо, кругом, навевали тоску и ухудшали наш настрой. Этому в еще большей степени способствовали бесчисленные утренние марш-броски бегом за малейшие провинности (например, не по уставу заправленная койка) с винтовкой с приткнутым штыком в руках и надетым противогазом, в патрубок которого для облегчения дыхания мы вкладывали спички.

      Особенно досаждали фортификационные занятия и стрельбы из батальонного миномета, которые проходили за городом и ферганским каналом, который мы переходили по узкой трубе, переброшенной с одного берега канала на другой. До стрельбища нужно было нести под палящим солнцем на себе тяжеленную минометную трубу, опорную плиту и треногу, а все они в отдельности весили более тридцати килограммов.

      И когда нам на четвертом месяце учебы предложили досрочно выехать на фронт (а всего надо было учиться шесть месяцев), ни один курсант из нашего минометного батальона не отказался от поездки.

Был сформирован отряд из пятисот курсантов, и нас в июле 1943 г. эшелоном отправили под Москву, где под городом Солнечногорском, формировался 7-й механизированный корпус, командующим которым был назначен генерал Ф.Г. Катков. По прибытии на место нас зачислили в 64-ю механизированную бригаду этого корпуса. Я до училища экстерном изучил профессию шофера, но водительских прав не получил, а имел только «стажерку», подтверждающую мою учебу в автошколе. Несмотря на это, меня зачислили в противотанковый артиллерийский дивизион водителем автомашины «студебеккер», поставленной по ленд-лизу из США. В артиллерийский дивизион, куда я был зачислен, входило двенадцать 76-миллиметровых пушек типа М-3.

      После окончания формирования корпуса нас погрузили в воинский эшелон и по железной дороге направили в сторону только что освобожденного Харькова в состав Степного фронта, которым в то время командовал маршал И.С.Конев. Выгрузившись с эшелона в Харькове, бригада двинулась на запад через Мерефу, где сразу вступила в бой в составе наступающих войск на полтавско-кременчугском направлении. После Полтавы наша бригада участвовала в форсировании Днепра в районе пос. Перевалочный в устье реки Ворсклы. После Кировоградской битвы, развивая наступление в январе 1944 г., бригада участвовала в окружении большой группировки вражеских войск в ходе Корсунь-Шевченковской операции.

     Далее, мы, форсировав реку Днестр, заняли небольшой плацдарм 4 км шириной и до одного километра глубиной в районе поселка Делакеу в Молдавии. Во время пребывания на плацдарме, в течение более чем четырех месяцев, на нашу роту разведки навалилась сверхтяжелая задача, которая требовала огромного напряжения всех сил и нервов — взять языка (пленного) в условиях сплошного скопления немецких войск на маленьком пятачке. В начале августа 1944 г. немцы перешли в контрнаступление и сбросили нас с плацдарма. Во время отступления в реке потонуло немало наших солдат. И только через несколько дней подошедшие к Днестру армии 4-го Украинского фронта, до этого уже освободившие Крым, спасли положение, и мы вернулись на плацдарм. Позже этот плацдарм был назван Огненной землей.

      20 августа 1944 г. началась Ясско-Кишиневская операция и мы с нашего плацдарма в Делакеу начали наступление на Кишинев, а затем заняли города Галац, Браил, Бухарест и через всю Румынию дошли до Дуная.

      В феврале 1945 г. меня отправили в распоряжение 300-го автомобильного батальона, который обслуживал подразделения 2-го Украинского фронта. В этой воинской части я закончил войну, был избран комсоргом батальона и по этой причине объездил почти всю территорию Чехословакии, Венгрии и Австрии.

      После войны я прослужил за рубежом до лета 1946 г., когда наша воинская часть из города Модра, близ Братиславы, своим ходом была переведена в Одессу. Здесь меня назначили старшиной автомобильной роты при штабе Одесского военного округа, где командующим округом в то время был маршал Г.К. Жуков, и его машина стояла в нашем гараже, а его шофер был солдатом роты, где я был старшиной.

      Демобилизовался я в конце лета 1947 г. и поехал из Одессы в Коканд, находящийся в Средней Азии, где в эвакуации проживала моя мать. В Коканде я закончил десятый класс вечерней школы и в 1948-м поступил в Одесский институт инженеров морского флота».

      Три десятилетия И.А.Либерман проработал главным экономистом "Арктикстроя" Министерства морского флота СССР. При этом успешно совмещал производственную деятельность с научной и педагогической. Много лет принимал активное участие в работе Экспертного совета при Правительстве и государственной экспертизе "Госстроя" Российской Федерации. Ветеран продолжает активно заниматься физической культурой и пишет книги: учебнике по экономике строительства и воспоминания о войне.

Автор книги "Война глазами фронтовика"

 

 

close